Как тушить электрическую повозку Tesla ?

Сколько интересно там литиевых батареек типа 18650?

не меньше десятка тысяч наверно, вроде 100 это 380 вольт и 100 раз по 2 ампера это 200 ампер . И это на 2 часа максимум работы 2-х моторов.

(они по 40 киловатт если не ошибаюсь, вроде друг говорил что до 400, тогда время поездки сократится до 10 минут, или там аккумуляторов больше — Кто знает сколько ?? — по весу это уже полторы тонны и занимают все днище.)

Потушить можно — это не ядреная бомба, и даже не газовый баллон от которого лучше прикрыться ветошью и не отсвечивать либо в укрытие за 2м бетона. Девушка водитель убежала.

Видео пожара и столкновения (на немецком)

12 views

Однако тушить лучше песком но его много надо — самосвал. Литий с водой еще больше реагирует и горит.

обзор каменоломен по Пахре — с сайта музея Ленинские Горки

Обзор каменоломен нижнего течения реки Пахры

14.07.2015 Музей

Мы продолжаем публикацию материалов научная конференция «Горки – Московский Кремль.  Путь белого камня», прошедшей 11 февраля 2015 года в  Государственном историческом музее-заповеднике «Горки Ленинские».  На конференции Ю.А. Долотов и В.С.Булатов (Русское общество спелестологических исследований) представили интересный и обстоятельный доклад, в котором были подведены итоги спелестологических исследований Мячковского региона. Публикуемый доклад обобщает результаты двадцатилетней деятельности по иследованию подземных каменоломен, заброшенных подземных выработок мячковского известняка – «белого камня».

Власов Б.В. заместитель директора музея «Горки Ленинские» по научной работе.

Ю.А. Долотов,

В.С. Булатов

Русское общество спелестологических исследований

E-mail: dolotov@yandex.ru

ОБЗОР КАМЕНОЛОМЕН НИЖНЕГО ТЕЧЕНИЯ РЕКИ ПАХРЫ

(итоги спелестологических исследований Мячковского спелестологического района)

В низовьях Пахры с древнейших пор велась добыча мячковского известняка – знаменитого подмосковного белого камня. Его подземная добыча производилась здесь по меньшей мере с XII в. [Флоренский, 1984] по начало XX в., с максимумом в XIX в. Во многих местах по склонам рек и оврагов располагаются древние каменоломни, где добывался белый камень, которых в пределах района известно несколько десятков. Рельеф склонов в этих местах осложнен выемками карьеров и точильными рвами. Многие овраги и участки речных долин сильно выработаны и расширены на значительном протяжении. Следы просадок горных выработок проявляются в виде провальных воронок, небольших котловин и логов, и наблюдаются на расстоянии до 150 м от рек. Также для региона характерно развитие карстовых воронок. Изученность территории крайне неравномерна, наиболее изученными являются её западная часть и центр восточной части.

В работе дается обзор подземных каменоломен, известных в регионе Нижней Пахры. Хотя, как сказано, добыча камня часто шла открытым способом, в карьерах, мы не будем специально рассматривать подобные выработки.

В рассматриваемом контексте под Нижней Пахрой понимается часть ее долины с притоками, в пределах которой на поверхность выходит мячковский известняк. Западная, верхняя по Пахре граница проходит выше с. Домодедова, в долине р. Мочи – в районе пос. Одинцово, в долине р. Москвы вверх по течению – возле дд. Орлово и Молоково, вниз по течению – ниже д. Чулково. При описании распространения каменоломен нами используется схема спелестологического районирования, имеющая несколько иерархических уровней. Описываемая территория соответствует Мячковскому спелестологическому району Московской спелестологической области Среднерусской спелестологической провинции. На более низких уровнях структура районирования выглядит следующим образом [Долотов, 2010]:

Сп. Район (СпР) → Сп. Участок (СпУ) → Сп. Блок (СпБ)

Следует отметить, что часто однозначному выделению СпУ и СпБ препятствует во-первых, значительная техногенная переработка ландшафта на застроенных территориях, а во-вторых, слабая спелестологическая изученность части территории, поэтому схему спелестологического районирования на многих участках следует рассматривать как предварительную.

Необходимо также сказать, что исторические входы в подмосковные горные выработки приурочены в основном к склонам долин рек и оврагов, являющихся зонами высокой активности геолого-геоморфологических процессов. Поэтому входы в штольни, как правило, не сохранились до наших дней, а были закрыты обвалами, оползнями и покровами склоновых отложений, и сейчас все вскрываемые входы в каменоломни остаются либо недолговечными, либо поддерживаются постоянными усилиями. В силу этих обстоятельств, а также того, что большинство старинных каменоломен разрабатывалось крестьянами и никак не документировалось, нам известна лишь часть исторических мест ломки камня, а доступных для посещения каменоломен ныне малая доля от бывшего их числа. Также следует обратить внимание, что подробность и достоверность информации, представленной ниже в описаниях, неодинакова из-за различной степени изученности участков.

Большой объем работ, потребный для поиска и вскрытия засыпанных входов в каменоломни, вынуждает любителей спелестологии объединяться в группы. Наибольший вклад в исследования района Нижней Пахры сделали такие группы как «ГКС», «Парабеллум», «Летучая Мышь» и «Черное Солнце», однако многие важные открытия сделаны как другими группами, так и отдельными исследователями. При написании работы использовались как материалы упомянутых групп, так сообщения и И. Прокофьева, В. Пронюка, А. Вятчина, М. Сохина, А. Парфенова, В. Тютюнова, А. Полякова, А. Иммиса, Галюты И., а также личные наблюдения авторов.

Домодедовский СпУ (правый берег Пахры и берега нижнего течения Рожаи).

В г. Домодедово и его окрестностях распространены следы карьерной добычи камня.

Домодедовский СпБ возле д. Домодедово. Границы неизвестны: не ясно, выше устья р. Рожаи или ниже его в старину были пройдены разработки камня [Укрытия бассейна…, 1942].

Битяговский СпУ (левый берег Рожаи).

Битяговский СпБ. Расположен севернее с. Битягово; верхняя граница, по-видимому, образована Битяговским овр., нижняя – Юсуповским овр.

Битяговская-1. В 200 м выше Юсуповского овр. в 1999 г. была обнаружена небольшая (3 м длиной) вторичная техногравитационная полость.  В нескольких сотнях метрах выше по течению видны следы добычи камня в виде обнажений, ям и рвов.

Юсуповский СпБ. Сверху ограничен, по-видимому, Юсуповким овр., к низу выполаживается.

Изюминка. Здесь расположен довольно крупный действующий карьер. Между ним и пионерским лагерем находилась подземная каменоломня. В 1969 г. ее обследовала группа «ГКС». Длина доступной части тогда составляла 70 м, амплитуда достигала 8 м.  В том же году на территории пионерлагеря произошел провал глубиной 5 м, по видимому в выработки этой же каменоломни.  Вероятно, к настоящему времени подземная полость почти полностью уничтожена карьерными работами.

Никитский СпУ (правый берег Рожаи).

Южной границей участка является овраг Пацавиха (Большой Редькинский), расположенный в 1,5 км к северу от с. Битягово, северной – Безымянный (Большой Никитский) овраг. Протяженность участка по фронту более 5 км. Река Рожайка в пределах участка делает крутую излучину, образуя небольшой полуостров, ширина перешейка которого 300 м. Горные работы велись в пределах всего участка. Склоны р. Рожайки практически повсеместно нарушены точильными рвами и небольшими карьерами, а вдоль берега встречаются провальные воронки. Не исключено, что часть воронок имеет карстовое происхождение. В пределах участка выделяется три спелестологических блока: Верхненикитский, Нижненикитский (Никитский) и Ушмарский.

Редькинский СпБ у с. Редькино. Овр. Пацавиха (Большой Редькинский) выходит к р. Рожая широким устьем. Склоны его испещрены воронками, имеющие карстовое происхождение [Соколова, 1957]. Выше по течению от устья берег Рожаи выположен. В нескольких десятках метров ниже по течению в долину реки впадает небольшой Малый Редькинский овр. Между этими оврагами и заложен Редькинский блок.

И. Прокофьев описывал открытые на тот момент в нижней части Малого Редькинского оврага штольни Редькино-1 (длина 5 м), Редькино-2 (длина 5 м) и Редькино-3 (30 м длиной, без отвилок). В настоящее время эти три штольни закрыты. Одна из штолен, вероятно, Редькино-3, имела привходовое обрушение в виде провала глубиной около 1 м. Камень вырабатывался и отрытым способом (с берега реки) [Прокофьев, Смирнова, 1978]. Попытки раскопок, произведенных здесь в 2000-х гг., не вскрыли следов подземной добычи.

Верхненикитский (Никитский) СпБ у д. Никитское. Верхней границей является Малый Редькинский овр., нижней – Малый Никитский (Бечевой) овр. Последний, также как и Пацавиха, является карстовым по своему происхождению [Соколова, 1957]. Разработка известняка велась в пределах блока повсеместно небольшими карьерами и подземными штольнями. Наиболее крупный карьер расположен в западной части излучины.

Синеглазка. Пещера находится на восточной стороне перешейка Никитского полуострова в высоком берегу с обнажениями известняка. Считается, что она является выходом на поверхность вентиляционного штрека Большой Никитской каменоломни. Полость была обнаружена группой «ГКС» в 1962 г., ее длина составляла тогда около 1,5 м. В 1978 г. раскопками удалось увеличить длину хода до 4 м. По мнению В. Тютюнова, Синеглазка не является входом в вентиляционный штрек, а представляет собой раскарстованную тектоническую трещину [Парфенов, 2005б].

За входом в Синеглазку река поворачивает на юго-восток. Далее на протяжении 350-400 м берег изобилует бутовыми отвалами, обнажениями известняка и отдельными глыбами камня. Воронок здесь не обнаружено, но присутствуют странные рвы неясного происхождения.

Звездочка (Пионерская; Верхненикитская-2). Полость располагалась в небольшом заброшенном карьере. По словам А. Лифшица, она представляла собой одиночный штрек длиной около 100 м, в конце которого располагался забой с монолитной колонной. В 1981 г. А. Парфенов осматривал в скальном обнажении хорошо сохранившийся портал размерами 1,6×1,2 м. В 1985 г. вход оказался закрыт осыпью [Парфенов, 2005б].

Никитская (Большая Никитская; Мартьяновская; Верхненикитская-1).

В 1908 г. ресторатор Мартьянов взял подряд на наставку известняка цементному заводу близ с. Домодедова. Ему пришлось добывать камень путем подземных разработок [Соколова, 1957]. Добыча велась взрывным (с применением пороха) способом. В 1913 г. после сильного паводка каменоломня была заброшена.

Ее выработки расположены в северной части блока. У впадении в р. Рожайку Бечевого оврага берег осложнен заброшенным известковым карьером шириной 50-60 м, частично разрушившим штольни. Многочисленные точильные рвы начинаются на уровне надпойменной террасы. Их длина не превышает 5-7 м. На склоне и вдоль берега много провальных воронок.

В разное время существовало несколько входов в каменоломню: «Мясорубка» («Козлы»), «Вход на станцию вниз», «Дыра ледоруба», «Старьевщик», «8-е марта», «Эгипет». Два последние входа открыты сейчас. Вход «8-е марта» расположен в 80 м от Бечевого оврага на дне колодца глубиной около 2 м, а вход «Эгипет» – в 120 м от него выше по течению реки, на дне колодца глубиной около 1,5 м [Головин, Булатов, Сохин, 1999][Парфенов, 2005б].

Полость уходит под склон на 200-250 м и вытягивается вдоль р. Рожайки приблизительно на столько же. Линия монолита, ограничивающая развитие полости прослежена только в северо-восточной и южной частях полости. Во всех остальных направления проходы перекрыты завалами. Первоначальная структура полости представляет собой регулярную сетку взаимно перпендикулярных выработок. По всей видимости, разработка велась в два этапа. На первом этапе разрабатывалась центральная часть каменоломни, а на втором – фланги и дальняя часть. Выработки, пройденные на втором этапе, более широкие и высокие. Участки различных этапов отделены друг от друга неопорными стенками из бута. Забои штреков представляют собой камеры шириной 3,5-4 м (до 6 м) и высотой 2,2-3,5 м. Для крепления выработок массово использовалась рамная деревянная крепь. Первоначально очень простая структура выработки чрезвычайно сильно осложнена многочисленными обрушениями. По всей видимости, обрушено не менее 75% протяжения всех выработок. Также часто встречаются глиняные конуса. В результате обвалов возникла сложная псвдотрехмерная система ходов, с проходами под завалами, в завалах и над завалами в полостях гравитационного роста. Обрушениями каменоломня разбита на ряд подсистем, соединяющихся между собой 1-2 проходами [Парфенов, 2005б]. Все подсистемы имеют собственные названия. Подистема «Ближняя» – это несколько предвходовых штреков, пересечённых тектонической трещиной и соединенных перпендикулярным штреком («Централкой»). «Коммунизм» и «Сейсмозона» – самая близкая от входа часть выработок, изобилующая множеством завалов, что делает ее крайне труднопроходимой и обвалоопасной. «Сетка» – центральная часть старой части каменоломни, представляет собой систему пересекающихся под прямым углом штолен и штреков. «Дальняя» – когда-то самая дальняя часть полости из известных, а сейчас находится с самой ее середине; представляет собой несколько штреков, соединяющихся между собой с тупиками. «Сапфир» – сеть ходов и гротов, жилая зона Никитской каменоломни. «Шкваринская» – небольшая обособленная подсистема с высокими штреками и вывалами на перекрёстках, за счет чего образуются перепады высот до 3 м. «Бородинские поля» – небольшая подсистема, довольно переработанная обрушеними. «Антисистема» – самая непонятная часть каменоломни, с обратными забоями, глиняными штреками и известковыми конусами. «ЖБК»: система относительно хорошо сохранившихся штреков шириной ближе к реке 3-4 м («Бродвей») и ближе к забоям 5-6 м («Футбольные поля»), высотой около 2 м и более, с тупиковыми ортами.

Рис. 1. Штрек в каменоломне Большая Никитская. Фото: Яновская Е.

«Уха» – обвалоопасная подистема с отслаивающимися потолками, очень сухая; ограничена изломанной линией монолита с одной стороны и кладками – с другой. «Кроссавица» – очень красивая часть пещеры с множеством водокапов; приток водокапа «Сумасшедший барабанщик» достигает литров/секунду. «Заппадня» и «Лабиринт» – небольшая опасная подсистема с большим количеством разнообразных завалов и отслаивающихся потолков, имеются забутовки. «Зазеркалье» – самая труднодоступная часть каменоломни. «Мартингал» – большая система широких и высоких штолен и штреков, похожая на «ЖБК»; частично разрушена обвалами, встречаются замывы глины и песка, есть подземное озеро.

Общая длина известной части каменоломни на 2010 г. составила 15175 м.

Лисий Лаз (Крысиный Лаз; Верхненикитская-1а). Вход в эту пещеру находится в 65 м к северо-востоку от входа «8-е марта». Она представляла собой сильно измененный завалами откаточный штрек – изолированный фрагмент Большой Никитской каменоломни протяженностью полости 71 м. В настоящему времени от нее сохранилась привходовая узкая щель длиной около 4 м. Была обнаружена группой «ГКС» в 1962 г. Практически не посещалась. В 1986 г. вход в Лисий лаз был взорван [Парфенов, 2005б].

Никитский Нижний Грот — небольшая полость, останец одного из входов в Никитскую каменоломню.

Эльдорадо. Полость вскрыта в августе 1981 г. шурфом глубиной 2,5 м. Длина пещеры около 30 м. По всей видимости, является фрагментом Большой Никитской каменоломни, отрезанной от основной полости при разработке карьера [Головин, Булатов, Сохин, 1999].

Нижненикитский СпБ – у д. Никитское, между Малым Никитским (Бечевым) и Большим Никитским (Безымянным) оврагами. Разработка известняка велась подземным способом и, по-видимому, в пределах всего блока.

Лагуна (Нижненикитская-1). Единственная известная здесь каменоломня расположена поблизости от Бечевого оврага. Вход представляет собой вертикальный колодец глубиной около 3 м, на дне которого начинается узкий лаз, через 3,5 м выводящий в сильно обрушенный штрек с большим количеством рухнувших стоек крепи. Длина полости 30-40 м. Представляет собой два относительно хорошо сохранившихся забоя шириной до 4,5 м, соединенных с входным колодцем узким лазом. Для крепления выработок использовалась рамная деревянная крепь. Вскрыта в августе 2001 г. А. Иммисом [Парфенов, 2005б].

Ушморский СпБ – расположен между сс. Никитское и Ушморы, ниже Большого Никитского (Безымянного) оврага. Нижняя граница, по видимому, проходит по оврагу возле с. Ушморы.

В устье Большого Никитского оврага с правой его стороны находится характерное провальное поле. Очевидно, привходовая часть бывшей здесь подземной каменоломни срыта карьером, а призабойная – сильно обрушена. При этом образовалась система свежих воронок с угадываемой структурой, численностью около 30 штук [Соколова, 1957].

Сьяновский СпУ (левый берег Пахры).

Окрестности бывш. с. Пахрино, являются одним из центров старинной добычи местного белого камня, выделявшегося по своим качествам как отдельный пахорский камень [Гарин, 2003]. Добыча велась по меньшей мере до конца XIX в. [Азанчеев, 1894], когда изготаливали цокольный камень, лещадь и надгробные памятники; в предыдущее время в большом количестве выжигали известь [Дементьев, 1883]. Здесь расположены самые большие каменоломни Московской обл., в т.ч. Сьяновская.

Сьяновский СпБ у дд. Старое Сьяново и Новлинское {Домодедовский округ}.

Верхней границей блока является Кладбищенский овраг в д. Новое Сьяново, нижней – Малый Дугинский овр., режущий выположенный склон ниже д. Новлинское, против восточной окраины д. Камкино. Западная часть СпБ характеризуется высокими крутыми склонами высотой до 15-20 м, восточная – относительно низкими и пологими. Здесь известны следующие ГВ.

Новосьяновская. Отдельная штольня, расположенная под северо-западной частью с. Старое Сьяново. Выработка длиной около 50 не углубляется в склон, а, повернув, развивается параллельно реке. Ширина выработки достигает 5 м, а высота – 3 м. Ныне вход в нее засыпан. Не исключено, что именно это упоминаемая И. Стеллецким [Стеллецкий, 1930] каменоломня Скоромыслова, «первая от села Новое Сьяново».

Сьяновская. Эта каменоломня является крупнейшей в Московской области и, возможно, отчасти одной из самых древних. Подземная разработка шла в несколько этапов с использованием различных методов и приемов. Общая длина каменоломни на 2005 г. составила 18850 м [Парфенов, 2008].

Вход в каменоломню находится в 375 м выше плотины на р. Пахре. Ранее существовало еще несколько входов (И. Стеллецкий говорил о семи, из которых раскопано четыре [Стеллецкий, 1930]). В начале 1970-х гг. их было три: входы «Беклешева», «Центральный» и «Кошачий лаз». Последний является действующим ныне входом. Он представляет собой колодец глубиной около 4 м, расположенный в торцевой части котловины, возможно, древнего карьера. «Кошачий лаз» раньше был неудобен и опасен, но сейчас основательно оборудован и укреплен.

Вглубь массива уходит несколько систем штреков [Парфенов, Сохин, 2003]:

Первая система носит название «Зеленая» и расположена на западном фланге каменоломни. Система углубляется в массив на 150-200 м и имеет ярко выраженную древовидную структуру. Вход в нее находился в 100 м к северо-западу от «Кошачьего лаза». На поверхности ему соответствует крупный точильный ров.

Вторую систему называется «Тигровые кольца». Она также тяготеет к восточному флангу, но менее упорядочена, чем первая система. Возможно, это обусловлено временем разработки. Система углубляется в массив на 150-200 м. Для нее характерно наличие многочисленных внутренних забоев. Вход в систему располагался там, где сейчас находится колодец «Кошачьего лаза».

Третья система, или «Централка», расположена в центральной части полости. Она углубляется в массив на 550-600 м и имеет дендровидную структуру  Вход в нее находился в 100 м к востоку от «Кошачьего лаза».

Рис. 2. Штрек в каменоломне Сьяновская. Фото: Неходцев В.

Четвертая система – самая крупная и занимает весь западный фланг и значительную долю центральной части полости. Она углубляется под склон на 450-500 м. На отдельных участках прослеживается древовидная структура, но вместе с тем здесь встречено значительное количество внутренних забоев, а ориентировка штреков не вполне логична. Вдоль берега р. Пахры здесь протягиваются колонные залы, при добыче в которых использовался аналог современной камерно-столбовой системы разработки. Обычно выделяют два выраженных колонных зала , так называемые «Малый колонник» и «Большой колонник», расположенные, соответственно, к востоку и западу от бывшего входа «Беклешева».

Рис. 3. Колонный зал в каменоломне Сьяновская. Фото: Неходцев В.

Крепление выработки производилось закладкой выработанного пространства бутом. Деревянные крепи в виде стоек не имели широкого распространения. Обрушений, представленных крупноглыбовыми завалами и конусами черных юрских глин, в полости относительно немного. Они сосредоточены в прибрежной части каменоломни, причем большая часть их приходится на четвертую систему. Достаточно широко распространены в массиве заложения каменоломни карстовые явления. Выработками вскрыт ряд довольно крупных (достигающих иногда в длину первые десятки метров) карстовых полостей, проходимых для человека: Карман Громова, Щучий лаз и др. [Парфенов, Сохин, 2003].

Новлинское. В д. Новленское уже в глубоком прошлом производилась добыча камня в весьма крупных размерах [Дементьев, 1883]. Г. Траутшольд сообщал в 1870 г.: «Разработка (…) известняка производится по левому берегу, около д. Новленской, подземными галлереями, уже достигшими длины 1400 футов» [Траутшольд, 1870]. И. Стеллецкий так описывает Новлинские каменоломни: «Один из входов, засыпанный 30 лет тому назад, раскопан. Подземелье состоит из пяти искусственно образованных щебнем галлерей, кончающихся искусственными же тупиками. (…) Важная «архитектурная» деталь, – высокая арка в одной из зал, плотно забранная щебнем…» [Стеллецкий, 1930].

По сообщениям М. Плахова, каменоломни состояли из нескольких отдельных систем, входы в которые находились в ямах на линии главной улицы д. Новлинская (хотя нельзя исключить, что здесь могла образоваться и единая большая система каменоломен). В 1960-70-е гг. на восточной окраине деревни была исследована каменоломня Пионерская.

Пионерская. Вход в каменоломню находился на дне крупной котловины, у здания бывшей школы и представлял собой узкий вертикальный лаз. Сразу от входа полость расширялась, образуя привходовую камеру с монолитными стенами. Каменоломня имеет ярко выраженную древовидную структуру. Отчетливо прослеживаются два центральных откаточных штрека, разветвляющиеся от входа. Правый штрек плавно изгибается направо на всем протяжении, разворачиваясь по дуге на 180°. От центральных штреков под острыми углами ответвляются боковые ходы. Все они заканчиваются забоями и только два из них, расположенные на восточном фланге полости, перекрыты завалами, а северо-западный штрек в конце засыпан мелким бутом. Стены штреков сложены правильной кладкой бута, которым заполнялось отработанное пространство. Характерная структура и ряд других признаков позволяет отнести время разработки к середине XIX в. Общая длина каменоломни 770 м. С 1980 г. вход в каменоломню засыпан [Сохин, 2001].

Камкинский СпУ (правый берег Пахры).

Пахриновский СпБ у бывш. д. Пахрино, против с. Сьяново. Сверху ограничен оврагом восточней пос. Ям, снизу – долиной р. Городнянки (Рябушкинским овр.). Здесь вдоль склона надпойменной террасы видны следы подземной разработки камня, однако открытых входов давно нет.

Рыбушкинский СпБ у д. Новлинское (Новлинские Выселки) – ниже р. Городнянки (Рыбушкинского оврага); верхняя граница – выположение с небольшим оврагом между дд. Новлинское и Киселиха. Здесь отмечены остатки каменоломен XIV-XVII вв. [Король, Краснов, Николаенко, Янишевский, 1993, с.81]. Непосредственно в долине Городнянки (Рыбушкинского оврага) в 250 м от дороги Ям – Семивраги находится старый заброшенный карьер. Подземные выработки, вскрывавшиеся в восточной части этого карьера, исследованы в 1985 г. М. Сохиным и являются остатками разветвленной системы штолен, разрабатывавшихся из оврага. Местное название каменоломни – Кормаковская. Карьерной добычей известняка основная часть штолен была срыта. Сохранились в частности полости Рябушкинская-1 (длиной 6 м), Рябушкинская-2 (длиной 8 м), Рябушкинская-3 (длиной 32 м).

Киселихинский СпБ в д. Киселиха. Верхняя граница – небольшой овраг к западу от д. Киселиха, нижняя – Киселихинский овраг между дд. Киселиха и Камкино. Здесь во 2-й пол. XIX вв. отмечена ломка камня [Дементьев, 1883].

Киселихинская. По свидетельству каменолома Чупина, под д. Киселиха находится подземная каменоломня с колонными залами, похожая на Камкинскую [Стеллецкий, 1930].

Камкинский СпБ в д. Камкино. Ограничен Киселихинским оврагом сверху и Камкинским (Жеребятьевским) внизу. Поверхность и склоны СпБ сильно изменена при затройке.

Камкинская (Кисели). Крупная каменоломня, занимающая верхний фланг блока. В 1930-х гг. имел до 10 открытых входов [Стеллецкий, 1930]. В настоящее время открыто два входа: «Главный» и «Зашкольный». Главный вход расположен в правом борту Киселихинского оврага при устье. Выработки углубляются в массив до 250 м. Каменоломню подразделяют на ряд систем. Системы «Новогодняя», «Старая» (привходовая), «Ада», «Новая» образованы полосой низких колонных залов, частично забутованных, с прорезающими их и уходящими вглубь штреками. Система «Новейшая» расположена от них вниз по течению и представляет собой крупную древовидную (веерообразную) систему штолен. Вверх по течению от колонных залов находится еще одна древовидная система штреков «Трубная», развивающаяся вдоль Киселихинского оврага. Общая длина каменоломни на 2012 г. составила 13730 м (по съемке спелеоклуба «13 мм»).

Рис. 4. Колонный зал в каменоломне Камкинская

Колонники в Киселях традиционно считаются древнейшими частями каменоломни. А. Дегтяревым здесь было обнаружено значительное количество рабочих рисунков, надписей и дат второй половины XVIII в. По-видимому, добыча камня велась преимущественно в XVIII-XIX вв., но нельзя все же исключить и более раннее ее начало.

Камкинская-2. В 1930-х гг. вход в крупную каменоломню был открыт на нижнем фланге Камкинского СпБ [Болдырев, Болдырев, Степанов, 1932].

Дугинский СпУ (левый берег Пахры).

Здесь распространены как подземные выработки, так и позднейшие карьерные выемки белого камня, часто разрушавшие подземные каменоломни. Камень брали на обжиг, бут, лещадь, надгробные памятники и др. нужды [Дементьев, 1883]. Существование подземных выработок здесь упоминал И. Стеллецкий [ЦГАЛИ. Ф.1823, оп.1, д.92][Стеллецкий, 1930]. С начала 1990-х участок изучается группой «Летучая Мышь», заложившей здесь несколько десятков шурфов и вскрывшей более 10 выработок.

Рис. 5. Схема района работ группы «Летучая Мышь» на Дугинском и Котляковском участках

Дугинский СпБ (у пос. Мещерино {Ленинский р-н и Домодедовский окр.}). Верхняя граница проходит по небольшому оврагу посреди поля между с. Сьяново и пос. Мещерино. Здесь в овраге видны следы карьерной добычи камня и воронки, шурфовка которых показала их карстовое происхождение. Вдоль берега р. Пахры практически на всем протяжении берег сильно изрыт карьерами, разрушившими значительную часть Дугинской подземной каменоломни, от которой здесь сохранились лишь фрагменты. Нижняя граница проходит по Дугинскому оврагу, также сильно расширенным и переработанным карьерными работами на протяжении около 0,5 км. В некоторых местах по оврагу сохранились обложенные известняком подходные канавы.

Дугинская-1б. Небольшая полость, являющаяся фрагментом каменоломни Дугинской. Это крутопадающий провальный ход, в нижней части которого вскрывается участок бутовой стены. Длина полости 8 м, глубина 5 м [Долотов, Булатов, Головин, 2012].

Дугинская-1а (Снеговая, Дугинская Вторая). Представляет собой отрезанный фрагмент каменоломни Дугинская. Часть пещеры (длиной 45 м) впервые описана в 1961 г. И. Прокофьевым под названием Дугинская-2 [Прокофьев, Смирнова, 1978]. Состоит из штрека с довольно сильно замытым отвилком (который собственно и представлял из себя прокофьевскую пещеру Дугинская-2), заканчивающимся конусом с большим количеством мусора. Ранее в этом месте открывался выход в большую провальную воронку на поле. Пещеру неоднократно вскрывали как из воронки, так и со стороны реки. Общая длина ее около 100 м [Долотов, Булатов, Головин, 2012].

Дугинская-1 (Лесные Штреки).

Уже в октябре 1961 года И. Прокофьев, посетивший эти места, расчистил вход Лесные Штреки в пещеру Дугинская-1. В то время был доступен лишь небольшой участок каменоломни (более 200 м длиной), сильно замытый песком. Основная часть системы была вскрыта осенью 1990 г. группой «Летучая Мышь» посредством 7-метрового шурфа. Впоследствии она была воссоединена со старой частью Дугинской-1 (Лесными Штреками) [Головин, Булатов, Сохин, 1999]. Каменоломня Дугинская состоит из трех основных частей – узкой полосы прибрежных выработок, частично срытых карьерами, значительно обрушенных и частично замытых и двух древовидных систем штолен, пройденных: первая – со стороны оврага, и вторая – со стороны реки, смыкающихся между собой в районе забойных линий. Добыча камня в штольнях велась в несколько этапов. Длина Дугинской на 2015 г. составляет около 5200 м.

Среднедугинский СпБ (у пос. Мещерино, между рукавами Дугинского оврага {Ленинский р-н}). Здесь имеется ряд хорошо сохранившихся точильных рвов. Добыча камня здесь велась небольшими штольнями и карманами, сильно замытыми. Раскопками были вскрыты две небольших полости:

Среднедугинская-2 (Гламурная). Штольня длиной 24 м вскрыта в сентябре 2010 г.

Рис. 6. В пещере Гламурная. Фото: Долотов Ю.

Среднедугинская-1 (Колючка; Дугинская-3). Практически полностью замытая карманная выработка была вскрыта в декабре 1998 г. шурфом глубиной 7 м. Полость была расчищена на протяжении 16 м [Долотов, 1999].

Чурилковский СпБ (у пос. Мещеринский и п. Чурилково {Ленинский р-н и Домодедовский окр.}). Сверху ограничен Дугинским овр., снизу – небольшим оврагом ниже пос. Чурилково. Добыча камня велась издавна вплоть до второй половины XIX в. [Дементьев, 1883]. Вдоль линии блока заложен ряд карьеров и подземных каменоломен:

Глиняная. Летом 2004 г. группа «Летучая Мышь» шурфом на глубине 5 м вскрыла зияющую естественную трещинную полость, выводящую в левый боковой штрек каменоломни. Центральная штольня оказалась сильно замыта песком. Осенью 2007 г. и зимой 2009-2010 гг. в каменоломне были предприняты раскопки, в ходе которых был вскрыт правый боковой штрек, а вдоль центральной штольни удалось продвинуться на несколько десятков метров, однако пройти замыв не удалось. Общая длина пещеры составляет сейчас около 180 м [Долотов, 2011].

КГБ. Небольшая полость, по-видимому представляющая собой фрагмент каменоломни, срытой карьером, длиной около 8 м. Наклонный лаз со ступенчатым сводом вел в небольшую призабойную камеру. Вскрыта группой «Летучая Мышь» в 1996 г. Вход ныне засыпан.

Юбилейная. Вскрыта в декабре 1997 г. Представляет собой довольно крупную каменоломню с суммой ходов около 4000 м, углубляющаяся вглубь массива до 250 м. Она расположена непосредственно при выходе Дугинского оврага в долину р. Пахры и состоит из нескольких разновременных выработок:

Первая сверху по течению – «Победа» – представляет собой систему сбитых между собой две довольно крупные разветвленные штольни и небольшую штольню «На Троих» (в которой находится действующий вход в пещеру), общей длиной до 800 м. Штольни по морфологии заметно отличаются от остальной части пещеры, имеют большую ширину (до 3 м), и более ранний возраст. Забои штолен находятся на расстоянии 50 м от засыпанных входов. Дальняя часть системы заходит под дно карьеров в устье Дугинского оврага и значительно разрушена обвалами [Долотов, Булатов, Головин, 2012].

Система «Юбилейная-1» представляет собой крупную разветвленную древовидную штольню, забои которой расположены вдоль Дугинского оврага и под пос. Мещерино, в 250 м от склона долины. Стены образованы в основном кладкой бута.

Рис. 07. Штрек в каменоломне Юбилейная. Фото: Веневцев М.

Небольшие крепи-опоры применялись систематически, хотя и не многочисленны. Забои ориентированы довольно хаотично, вплоть до обратных. Средняя высота пещеры – 1,5 м, ширина проходов – 1,5-2,0 м. Сохранность выработки хорошая, крупных обвалов немного, в основном они приурочены к правому флангу системы и не слишком велики. По-видимому, «Юбилейная-1» разрабатывалась в середине XIX в. (установлено, в частности, по находкам написанных на стенах дат). Здесь были сделаны интересные подъемные археологические находки [Долотов, 1999].

Система «Юбилейная-2» первоначально была вскрыта как отдельная пещера и впоследствии соединена с «Юбилейной-1». Система представляет собой ансамбль из сбитых между собой трех небольших штолен, общей длиной более 400 м. Выработки местами сильно повреждены обвалами и довольно опасны [Долотов, 2001].

Мещеринская. Каменоломня, также состоящая из разновременных участков, но в основном объеме выработанная в XIX в. Она простирается вдоль реки на 400 м, залегая под пос. Мещерино и Чурилково, и углубляется в массив на 250 м. Была вскрыта группой «Летучая Мышь» в конце 2000 г.

Полость можно подразделить на несколько систем, соединенных между собой исследовательскими лазами в ходе раскопок забутовки [Долотов, Булатов, Головин, 2012]:

Верхняя по течению система «Монтана» состоит из трех параллельных штолен с остатками колонника, достаточно сильно обрушенных. Длина ходов «Монтаны» составляет около 300 м.

Следующая система – «Мещеринская» – представляет собой крупную систему вееробразно расположенных ветвящихся штолен, оканчивающихся забоями, которая подразделяется на три подсистемы – «Левую», «Среднюю» и «Правую». Общая система разработки этого участка каменоломни – сплошная с забутовкой очистного пространства, в которой оставлены откатные штреки. Средняя высота штолен составляет 1,5 м, ширина – 1,5-2 м. Сохранность выработок очень хорошая. Между «Левой» и «Монтаной» располагается подсистема «Пасхальная» – полузабутованные и местами затекшие глиной штреки и фрагменты древнего колонника. «Левая» и «Средняя» подсистемы уходит под склон почти на 250 м от входа, под пос. Мещерино, где лежит их забойная линия. В них были сделаны интересные археологические находки – надписи арабскими цифрами, горшки, ножницы, невывезенная продукция (лещади). «Правая» подсистема на момент вскрытия пещеры была полностью отбутована от остальных подсистем «Мещеринской».

Далее вниз по течению находится «Староновогодняя» система – ансамбль по меньшей мере четырех сбитых штолен, выработки которых развиваются в основном вдоль склона на 250 м от входа в Мещеринскую. Штольни низкие, в среднем около 1 м высотой, местами замытые, местами с обрушениями и закидками, со свисающими с потолка корнями. Имеются фрагменты древних колонников. Выработки этой системы углубляются не более чем на 75 м от склона долины.

Следующая, «Геологическая» система довольно похожа на «Мещеринскую», представляя собой веер штреков, развивающийся от карьерообразной подходной выработки. По размером она несколько меньше – от засыпанных входов до забоев вглубь склона простирается на 200 м. Система разработки сплошная с забутовкой очистного пространства, среди которой оставлены откатные штреки. Средние ширина и высота штреков здесь также около 1,5 м. Система ходов «Геологической» соединялась длинным, не имеющим ответвлений, параллельным реке стометровым штреком (по-видимому, вентиляционным) с «Правой» подсистемой «Мещеринской». Общая длина «Геологической» около 2 км.

При исследовании «Геологической» системы был зачищен практически весь монолитный известняк вдоль нее восточного фланга. Поскольку поверхность над каменоломней застроена, дальнейшее продвижение в этом направлении было возможно только проходческим методом. В 2005-2006 гг. группой «Летучая Мышь» был пробит в монолитном известняке тоннель длиной 44,2 м, который вышел в полость следующей по течению каменоломни. Вскрытая система получила название «Клубная». Она состояла из нескольких сильно замытых песком и глиной штреков. Судя по направлению разработки, они представляли собой левую часть крупной каменоломни, от основной части которой «Клубная» была отрезана мощным завалом. Длина вскрытой части по итогам работ 2007-2011 гг. составила около 500 м. Общая длина пещеры Мещеринская с присоединенной частью Клубной системы на конец 2011 г. составила 5810 м [Долотов, Булатов, 2014].

По сообщению бывшего главы администрации Домодедовского района, в первой половине 1980-х гг. при строительстве Дома Культуры производилась замывка каменоломен бентонитовой глиной [Долотов, Булатов, Головин, 2012]. Эти полости пока не найдены.

Чурилковская-3. В 1977 г. при строительстве здание школы в пос. Чурилково дало трещину. Выяснилось, что под зданием школы находятся выработки заброшенной каменоломни длиной около 900 м [Прокофьев, 1981][Прокофьев, 1982]. Заходящие под школу штреки были залиты бетоном [Викина, 1982]. Судя по составленному группой «ГКС» плану вскрытой пещеры, она представляет собой фрагмент системы штреков, развивающейся вниз по течению реки. Скорее всего, это восточная часть той же каменоломни, западный участок который известен под названием «Клубной» системы.

Чурилковская-4. На восточной окраине пос. Чурилково, за школой, расположен вход в небольшую, менее 10 м длиной, полость обрушенного забоя подземной каменоломни, по-видимому, не имеющей отношения к системе, останцами которой являются расположенные ниже по течению пещеры Чурилковская-1 и Чурилковская-2 [Булатов, 2013].

Далее вниз по течению находится заброшенный известняковый карьер, по словам местных жителей, разрабатывавшийся в 1930-е гг., который срыл подземную каменоломню, от которой сохранился ряд фрагментов, вскрытых в разное время:

Чурилковская-2 (Ямская-2). Группа «ГКС» вскрыла ее в 1977 г. неглубоким шурфом. Представляет собой прямую штольню длиной 24 м, оканчивающуюся завалом. Стены ее практически везде монолитные [Булатов, 2013].

Чурилковская-1 (Ямская-1). Была вскрыта в марте 1977 г. шурфом глубиной 6 м. Она представляла собой два сильно замытых штрека, расходящихся от входного шурфа, суммарной длиной 40 м. В 1986 г. по левой стене системы был вскрыл третий штрек, проникнуть в который не удалось, т.к. он оказался замыт песком [Булатов, 2013].

Чурилковская-5 (Майская). В 2010 г. группой «Летучая Мышь» был вскрыта пещера Майская, представляющая собой крупный фрагмент колонного зала высотой до 2,5 м с тремя штреками, общей длиной около 230 м. В ней были сделаны археологические находки – черепа домашних животных, кусок подковы и монета XVIII в. [Булатов, 2013].

Чурилковская-6 (Восьмиметровая). Кроме того, в карьере на глубине 4,5 м был вскрыт еще один фрагмент каменоломни – вторичная гравитационная полость длиной 8 м. От нее также был пройден исследовательский штрек длиной около 8 м по заполнителю (зеленая глина со щебнем) полностью замытой выработки. [Булатов, 2013]

Кроме того, были найдены несколько мелких фрагментов каменоломни, сильно разрушенных и по большей части заполненных бутом или наносами.

Котляковский СпУ (правый берег Пахры).

Располагается между Жеребятьевским (Камкинским) оврагом, сильно подработанным и расширенным карьерами, и с. Колычево.

Красинский СпБ у д. Красино, по левой стороне Жеребятьевского оврага в верховьях. Границы не выявлены. Возможно, нижняя граница проходит по отвержку Жеребятьевского оврага у кладбища. К середине XIX в. подземные каменоломни у д. Красино были давно заброшены [Траутшольд, 1870].

Жеребятьевский СпБ у д. Жеребятьево. Расположен по правому борту Жеребятьевского оврага в его верховьях; границы его не ясны, возможно, нижняя граница находится у д. Вяльково. Здесь вдоль склона протягивается полоса точильных рвов и карьеров. Книга Ю. Азанчеева [Азанчеев, 1894] говорила о наличии здесь крупных подземных каменоломен. По сообщению И. Прокофьева, в д. Жеребятьево в 1970-е гг. была зафиксирована каменоломня Жеребятьевская, длиной около 2 км [Прокофьев, Смирнова, 1978].

В 2000-х гг. работы на этом блоке проводила группа «Летучая Мышь». Вскрыть полости каменоломен не удалось. На глубине 6,2-7,5 м были обнаружены остатки сооружения, похожего на подземный ход – две полуразрушенные бутовые стены с остатками деревянного перекрытия (доски, по-видимому, дубовые) сверху, – со щебневой засыпкой снаружи и полностью замытый черной глиной внутри. Расстояние между бутовыми стенами составляло 1,2 м. По следам этого хода было пройдено около 7 м по горизонтали, прежде чем исследовательский штрек рухнул. Для чего могло быть здесь создано подобное сооружение, осталось неясным. Также на глубине 10 м были вскрыты следы подземной каменоломни: рухнувшие глыбы белого камня с отметками инструментов на них [Долотов, Булатов, Головин, 2012].

Верхнекотляковский СпБ расположен между дд. Камкино (сверху) и Котляково и Вяльково (снизу). С юго-запада и северо-востока он ограничен оврагами, соответственно Жеребятьевским (Камкинским) и Вяльковским. Вверх по упомянутым оврагам граница блока не вполне ясна, вероятно, она проходит по их отвержкам возле Жеребятьевского кладбища и д. Вяльково. Работы по исследованию блока проводится группой «Летучая Мышь». Здесь вскрыты следующие каменоломни:

Верхнекотляковская-4 (Лохматая). Верхняя из известных в правом борту Жеребятьевского оврага каменоломен блока. Представляет собой неглубоко залегающий довольно объемный карман неправильной формы со следами сильных обрушений. Основная полость имеет размеры 6х4 м, высота потолка от уровня каменного навала 1-1,2 м. Общая длина пещеры достигает 20 м. В 2013 г. было раскопано два входа – первый из воронки, второй из точильного рва [Яновская, Булатов, 2013][Яновская, Булатов, 2014].

Верхнекотляковская-3 (Морра). Каменоломня в начале образует неглубокий привходовой карман, замытый глиной, из которого идет почти прямой штрек, оканчивающийся забоем. Состояние полости хорошее, обрушений нет. Ширина привходового кармана достигает 6 м. Средняя ширина основного штрека около 2 м, длина штрека 15 м (до начала забойной камеры), высота потолка достигает 2 м. Особенностью данной каменоломни является расположение забутовки по одной (левой) стороне выбранного пространства [Яновская, Булатов, 2013][Яновская, Булатов, 2014]. Общая длина пещеры 25 м.

Верхнекотляковская-5 (Медовая). В 2014 г шурф в точильнике на глубине 4 м вскрыл сходную с предыдущими выработку, представляющая собой карман со следами обрушения кровли и исходящей из него штольней, общей длиной 25 м. Основное пространство заполнено бутовым камнем. Сохранилась также небольшая часть откатного штрека, до половины длины заложенная бутом. В последнем был прорыт лаз около 4 м, выведший в небольшой забой 3х7 м со следами инструмента (долота или зубила) [Яновская, Булатов, 2014].

Учитывая конфигурацию этих каменоломен, их состояние и обнаруженные в них находки, можно предположить, что это разработки сер. – 2-й пол. XIX в. [Яновская, Булатов, 2013][Яновская, Булатов, 2014].

Ряд выработок заложен в левом борту Вяльковского овр., где имеются точильные рвы и большие отвалы.

Дачная (Верхнекотляковская-1). Осенью 2002 г. на глубине 4 м была вскрыта небольшая выработка карманного типа, суммарной длиной около 15 м, сильно заваленная рухнувшей породой и бутом [Долотов, Булатов, Головин, 2012].

Ежиная (Верхнекотляковская-2). Вскрыта в 2008 г. шурфом на глубине 3,5 м. Представляет собой небольшой фрагмент полузакиданного бутом колонного зала общей протяжённостью 15 м, проемы между колоннами которого со стороны поля заполнены глиной [Яновская, Булатов, 2013][Яновская, Булатов, 2014].

Котляково-3 (Верхнекотляковская-0). На левой стороне Вяльковского овр. против пещер Котляково-1 и Котляково-2 (что в д. Котляково) в октябре 1978 г. была предпринята попытка раскопать каменоломню. Шурф на глубине 2 м вскрыл козырек полости. Из шурфа были пройдены два горизонтальных раскопа длиной по 1,5 м [Головин, Булатов, Сохин, 1999].

Нижнекотляковский СпБ (у дд. Котляково и Вяльково). Сверху ограничен Вяльковским овр., вдоль которого протягивается вверх на не выясненное расстояние. Снизу ограничен неглубоким оврагом западнее с. Котляково. В правом борту Вяльковского овр. между дд. Вяльково и Котляково заложен большой старый карьер, срывший большую часть здешних подземных каменоломен.

Вяльковская-1 (Дохлособачья). Пещера впервые была вскрыта в августе 1978 г. и оказалась сильно обводнена – вода стояла почти под потолок, что сильно затрудняло работу в ней. Тогда ее длина составила 193 м [Головин, Булатов, Сохин, 1999]. В 2014 г. пещера вновь была вскрыта группой «Летучая Мышь» и в ней был вскрыт неизвестный ранее участок выработок. Полость представляет собой систему разветвленных штреков, шириной и высотой 1,5-2,0 м, довольно сильно замытых песком. Воды в выработке оказалось совсем мало, не понятно, связанно ли это с маловодным годом или с сезонными колебаниями уровня. Общая длина пещеры составляет на 2015 г. около 400 м (полностью не отснята).

Вяльковская-1а. Небольшая (около 9 м длиной), полузамытая песком полость, по видимому, являющаяся фрагментом штрека Вяльковской-1, отрезанного от нее карьером и в конце заваленного.

Вяльковская-2 (Котляково-4). Пещера впервые была вскрыта в 1996 г., однако проникнуть тогда в нее не удалось, т.к. полость была полностью затоплена водой. Вновь вскрыта летом 2014 г. и оказалась небольшой вторичной гравитационной полостью длиной около 5 м.

Большое шахтное поле с множеством воронок располагалось на правой стороне оврага ниже дороги Ям – Семивраги (сейчас застроено коттеджами). Здесь весной 1978 г. были найдены две пещеры, входы в которые, по-видимому, образовались самовскрытием.

Котляково-1 (Кристаллов). Длина ее составляла 140 м [Головин, Булатов, Сохин, 1999]. Вход в каменоломню находился в большой воронке, диаметром до 15 м и глубиной 3-3,5 м. В борту воронки, образовалась широкая щель высотой 40 см. Через неё удалось проникнуть в выработку. Вправо, по направлению к оврагу, метров через 50 штрек оканчивался завалом, а влево через 20-25 м ход разветвлялся к двум забоем. Видимо, пещера является частью более крупной каменоломни, которая разрабатывалась из оврага и впоследствии фрагментировалась (хотя собственно в полостях значительных обрушений не наблюдалось).

Котляково-2 (Бликов). Довольно крупная пещера длиной 325 м [Головин, Булатов, Сохин, 1999]. Возможно, это фрагмент той же каменоломни, к которой относилась пещера Котляково-1. Состоит из трех основных штреков, оканчивающихся забоями, с небольшими боковыми ходами. Вход образован провалом на развилке.

Котляково-5 (Шмелиная; Дикая). Разрабатывалась в нижней части правого борта Вяльковского оврага. Пещера была вскрыта группой «Летучая Мышь»  в 2008 г. в призабойной части через карстовый провал в поле. По-видимому, привходовая часть ее замыта. Далее идет полоса колонных залов, частично замытых песком, сквозь которые проходят довольно длинные разветвленные  штреки, замыкающиеся между собой. Добыча велась в несколько ярусов, при этом ранее выработанный объем засыпался. От первоначального уровня пола каменоломни до современного потолка в некоторых местах высота составляет 4 м. Существующий ныне объем выработки преимущественно находится выше уровня товарного белого камня, служившего основным предметом добычи в подмосковных каменоломнях. Стены и потолок сложены желтоватым рыхлым раскарстованным известняком с линзами пестрых глин и кремня. (Глубина от поверхности поля до кровли известняка 3,5 м, вскрыша известняка до потолка выработки составляет 4,5 м.) Из-за непрочности камня много обрушений, пещера очень обвалоопасна. Кое-где выработки опускаются до уровня залегания товарного белого камня и можно попасть в древние белокаменные забои. Общая длина выработки составила 1200 м.

Рис. 8. В каменоломне Дикая (Шмелиная)

Немного выше каменоломни Котляково-5 во дворе усадьбы в приовражной зоне недавно произошел провал с самовскрытием 4-метрового штрека, оканчивающегося завалом.

Колычевский СпУ (правый берег Пахры).

Это один из древнейших участков добычи белого камня [Сперанский, 1930]. В 2003 г. группой «Летучая Мышь»  здесь проводилась шурфовка, не давшая внятного представления о возможности вскрытия подземных выработок в этом районе [Долотов, Булатов, Головин, 2012].

Верхнеколычевский СпБ в д. Колычево. Ограничен оврагами, нижний из которых расположен возле колычевской церкви Воскресения. Прибрежный склон испещрен старыми точильниками и небольшими карьерами. В карьерных отвалах видна белокаменная щебенка, встречаются и отдельные выломанные блоки. Часть берега отсыпана при постройке коттеджей.

В 2003 г. один из шурфов вскрыл здесь на глубине 5,5 м след забоя, вероятно подземного, в стене известнякового карьера [Долотов, Булатов, Головин, 2012]. По местным легендам, возле церкви некогда был вход в подземелья.

Нижнеколычевский СпБ в д. Колычево. Ограничен оврагами. По полученным от местных жителей сведениям, в 1990-х гг. где-то здесь произошло самовскрытие подземной полости. По правому борту верхнего (у церкви) оврага ближе к его устью имеются ямы и воронки. За Колычевской церковью берег реки достаточно крутой, видны выходы камня, но больших карьеров нет, имеется один большой точильник.

На левом борту нижнего блокового оврага имеется карьер, на дне которого видны несколько полуобработанных блоков известняка. Однако определенных следов подземной добычи не видно на узком промежутке между этим оврагом и следующим, поэтому является ли этот мыс спелестологическим блоком – пока неясно.

Семиврагский СпУ (правый берег Пахры).

Первые сведения о добыче известняка в этом месте относятся к XIV в., самые поздние – к XVIII в. [Король, Краснов, Николаенко, Янишевский, 1993, с.76]

Верхнесемиврагский СпБ. Ограничен оврагами: сверху тем, что впадает в долину Пахры ниже с. Колычево за кладбищем, снизу Семиврагским. Структура блока не вполне ясна, по видимому, он подразделен мелкими оврагами на три подблока (Заколычевский, Противокуприянихский и Противогригорчиковский).

На всем протяжении блока вдоль берега тянутся карьеры, по-видимому, позднейшего этапа разработки белого камня. Но до их возникновения здесь были и подземные каменоломни. В некоторых местах сохранились точильные рвы с шахтными полями каменоломен, встречаются и провальные воронки на расстоянии до 50 м от линии забоев карьеров.

В 1930-е гг. туристы видели здесь входы в штольни [Болдырев, Болдырев, Степанов, 1932]. Напротив пос. Григорчиково имеются мелкие воронки с прососами.

Нижнесемиврагский СпБ (у д. Семивраги: ограничен сверху Семиврагским оврагом, снизу выполаживанием к устью р. Жданки). Береговой склон повсеместно нарушен карьерной добычей камня; о его добыче здесь в XIX в. упоминает С. Никитин [Никитин, 1890]. В карьерах встречаются воронки, некоторые из которых связаны с провалами в полости каменоломен, иногда полностью разрушенных [Головин, 2013].

Семивраги-1. В 2007 г. в правом борту Семиврагского оврага в воронке была вскрыта полностью замытая глиной выработка, представляющая собой рухнувший забой со сбойкой в соседнюю полость [Головин, 2013].

Куприянихский СпУ (левый берег Пахры).

Терраса р. Пахры у д. Лукино и д. Куприянихи изрыта старыми выработками; ранее добыча известняка в них была значительной [Константинович, 1934]. Структура участка изучена недостаточно и требует уточнения. В этом районе в 1980-х гг. работала группа «Парабеллум», но без результатов [Головин, Булатов, Сохин, 1999].

Лукинский СпБ (у д. Лукино выше р. Исходка) и Куприянихский СпБ (выше д. Куприяниха: сверху ограничен р. Исходка, снизу оврагом с ручьем). В 1930-х гг. добыча велась подземным способом. Судя по рельефу берега, здесь применялись неглубокие карманные выработки.

Верхнегригорчиковский СпБ распологается между д. Куприяниха и пос. Григорчиково (Немчиниха), у санатория «Григорчиково». Ограничен оврагами с ручьями. Здесь велась подземная добыча камня [Траутшольд, 1870].

Нижнегригорчиковский СпБ у пос. Григорчиково (Немчиниха) и Б. Саврасовка. Ограничен оврагами с ручьями. Велась подземная добыча камня [Траутшольд, 1870].

Исуповский СпУ (правый берег Пахры).

Выработки по добыче белого камня в основном приурочены к крупным долинам притоков Пахры – Жданки и Олешенки.

Саврасовский СпБ – простирается по левому берегу р. Жданка у д. М. Саврасово, от оврага близ устья р. Жданки до Бурхина оврага. Здесь по берегу встречаются многочисленные точильные рвы и воронки.

Верхнеисуповский СпБ расположен между р. Жданка и руч. Олешенка (Константиновский овр.).

Жданская (Верхнежданковская-1, Володарская-2; Жабья). Каменоломня расположена в торце второго сверху из серии точильных рвов (числом около дюжины) по правому берегу р. Жданки ниже бывшей зоны отдыха  Люблинского района. От входного колодца, глубиной около 1,5 м, вниз спускается глиняный конус длиной около 5 м. Далее идет штрек средней высотой 2 м и шириной до 3-4 м. Полость уходит под склон на 10-15 м и вытягивается вдоль оврага на 30-40 м. Со стороны массива она ограничена монолитом, а со стороны долины – бутовой кладкой или обрушениями. Пространственная структура полости очень проста – каменоломня представляет собой систему из двух штреков, один из которых заканчивается забоем. Обрушения в полости представлены глыбовыми завалами и конусами глины [Парфенов, 2006]. Длина пещеры 88 м. Вход постоянно заплывает, и неоднократно вскрывался разными группами.

Верхнежданковская-2 (Автогенка). Вход находится на дне шурфа глубиной около 1,5 м. Полость редставляет собой фрагмент замытого штрека длиной 3-4 м, оканчивающийся завалом. Вскрыта группой «Черное Солнце» в апреле 2004 г. [Парфенов, 2006].

Ближе к устью Жданки высокий правый берег (высотой 10-15 м), со следами горных работ исключительно в верхней части, состоит преимущественно из отвалов шлака пережженого известняка, щебня и мелких глыб. Точильные рвы относительно немногочислены, располагаются на расстоянии 10-15 м один от другого, и сильно замыты глиной. Над ними изредка встречаются провальные воронки.

Нижнежданковская-1. В 1984 г. при устье р. Жданки группой «Парабеллум» была  вскрыта пещера длиной около 20 м, представляющая собой фрагмент каменоломни – зал с двумя штреками, перекрытыми глиняными конусами [Головин, Булатов, Сохин, 1999].

Склон вдоль р. Пахры сильно переработан карьерной добычей, однако, нельзя исключить здесь и подземную добычу камня.

Курий СпБ – правый берег руч. Олешенка (Константиновский овр.) ниже с. Константиново. Ограничен отвержками оврага. Сильно изрыт при добыче камня.

Двойняшка (Курья-2, Константиновская-5). В 1989 г. группой «Парабеллум» здесь была вскрыт фрагмент штрека длиной около 5 м, перекрытый конусами глины с глыбами [Головин, Булатов, Сохин, 1999].  Летом 2007 г. группа «Черное Солнце» шурфом глубиной 5,8 м вскрыла крупную (453 м длиной) каменоломню. Она состоит из двух, по-видимому, не связанных между собой систем, расходящихся от входа, вскрытого шурфом. Полость вытягивается вдоль Константиновского оврага на 60-80 м. Вся прибрежная зона полностью сработана и представляет собой плотно забутованный колонный зал, в пределах которого выделяются главные откаточные выработки. Интересно, что в правой части был вскрыт участок штрека, в котором в 1989 г.  побывали участники группы «Парабеллум».

Курья-Лукоморье-Тавровая (Курья-1, Володарская-3).

Каменоломня расположена в центральной части блока. Вход в полость находится в торце котловины, всей видимости, обвального происхождения, и представляет собой колодец глубиной 3,7 м, закрепленный срубом. Полость уходит под склон на 150-200 м и вытягивается вдоль оврага на 350-400 м. Со всех сторон она ограничена бутовой кладкой или обрушениями. Линия забоя прослежена на значительном протяжении только в юго-восточной части. Обрушения в каменоломне представлены преимущественно глыбовыми завалами и в меньшей мере – конусами рыхлых пород (песков и глин). Пространственная структура достаточно сложная. В полости выделяются четыре отличных друг от друга системы. Первая система («Привходовая») расположена в привходовой части и представляет собой колонный зал. Колонны имеют неправильную форму, их размеры варьируют от 1 до 3,5 м в диаметре. Основная часть этого колонного зала завалена бутом. Не забутованными остались только откатные проходы. Вторая система, собственно «Курья», представляет собой типичные линейно-вытянутые штреки, протяженностью до 300 м и высотой 1,5-1,7 м.

Рис. 9. Привходовой зал в каменоломне Курья. Фото: Литвийский И.

Забои узкие, а штреки перед забоями резко сужаются и изгибаются. К этой системе относится вся правая часть каменоломни. Обращает на себя внимание несколько обратных развилок в дальней части. Третья система («Лукоморье») включает в себя одноименную выработку и левую часть «Курьей». Она характеризуется линейно-вытянутыми штреками длиной порядка 150 м и высотой до 2 м. Забои просторные, шириной 3-4 м и до 3 м высотой. Четвертая система, «Тавровая», с высокими и широкими, но относительно короткими (до 100 м) штреками. Система отработки отлична от предыдущих двух систем и скорее ближе к первой. В сущности, эта часть представляет собой частично заложенный колонный зал с короткими штреками, углубляющимися глубже в массив [Парфенов, 2005а]. Общая длина выработки по съемке группы РОСИ составляет 4962 м, по съемке спелеоклуба «13 мм» — 5500 м (возможно, разница объясняется разницей в методике подсчета длины).

Рис. 10. Штрек в каменоломне Курья. Фото: Литвийский И.

Запрудный СпБ – левый берег руч. Олешенка (Константиновский овр.) у с. Константиново. Ограничен отвержками оврага. Имеются точильные рвы.

Ежевичный СпБ – правый берег руч. Олешенка (Константиновский овр.) у с. Константиново, между Птичьим и Ежевичным оврагами. При устье Птичьего оврага имеются точильные рвы на уровне поймы ручья.

Ежевичка (Володарская-6). Каменоломня расположена в западной части блока. Вскрыта летом 1981 г. Е. Симкиным [Головин, Булатов, Сохин, 1999]. Полость имеет один вход, который находится на дне ямы в торцевой части точильного рва. Начинающийся отсюда лаз выводит в забутованный штрек. Полость уходит под склон на 60-80 м и вытягивается вдоль оврага на 130-150 м. Со всех сторон она ограничена бутовой кладкой и обрушениями. Линия забоев прослежена в виде фрагментов в северо-восточной и северо-западной частях полости. Пространственная структура полости достаточно сложная. Добыча камня велась в несколько этапов, направление горных работ и главные откаточные выработки при этом менялись. В пределах полости выделяются, по крайней мере, две независимых разветвленных системы, разрабатываемых из разных входов. Обрушения в полости достаточно распространены, хотя невелики по размерам. Они представлены глыбовыми завалами и конусами рыхлых пород [Парфенов, 2005а]. Длина полости составляет 824 м.

Ореховый СпБ – правый берег руч. Олешенка (Константиновский овр.) ниже с. Константиново. Ограничен двумя довольно крупными отвержками. По склону оврага расположено большое количество точильных рвов.

Смерть Пионера (Ореховая-1а). Эта небольшая пещера была вскрыта в 1981 г. [Головин, Булатов, Сохин, 1999] в конце точильного рва в восточной части блока, в конце короткого точильного рва. Сразу от узкого входа пещера расширяется в обвальную камеру 2×3 м и высотой около 1 м, замытую песком. Потолок разбит крупными трещинами. По видимому, это привходовая вторичная полость гравитационного дрейфа [Парфенов, 2005а].

Мышиная (Мышка; Ореховая-1б). Каменоломня расположена в восточной части блока. Вход находился в конце короткого точильного рва и представлял собой колодец глубиной около 2,8 м. Вскрытая часть представляет собой единственный штрек длиной около 40 м и шириной 1,5–1,8 м. Высота штрека колеблется от 0,5 до 1 м. Выработка петляет и сильно замыта песком. Штрек заканчивается завалом. Слева у самого входа – небольшое ответвление, возможно, фрагмент древнего колонного зала [Парфенов, 2005а]. Общая длина пещеры 42,5 м. Вскрытая группой «Сова» каменоломня является, по всей видимости, лишь небольшим фрагментом горной выработки.

Шахтерская (Ореховая-2). Вскрыта в 2006 г. группой «Черное Солнце». Вход в полость расположен в торце точильного рва на дне шурфа глубиной 2,3 м. Каменоломни представляет собой сильно забутованный колонный зал в котором прослеживается откаточные выработки, т.е. при добыче камня использовался аналог современной камерно-столбовой системы разработки, с обратной забутовкой отработанного пространства. Каменоломня состоит из двух систем штреков, разрабатывавшиеся через отдельных входы. «Восточная» система начинается от входа. Центральный штрек длинной около 70 м протягивается в северо-западном направлении, от него отходят штреки – к юго-западу и на север, к забоям, линия которых ориентирована с северо-востока на юго-запад. Ширина штреков здесь 1,6-2,2 м, высота – 1,8-2,4 м. Стенки штрека выложены из необработанных блоков известняка. Сохранность выработок очень хорошая.

Все сохранившиеся выработки «Западной» системы расположены на значительном расстоянии от берега. Центральный штрек идет на протяжении первых 25 м в северо-западном направлении, а затем поворачивает на запад и еще через 30 м заканчивается забоем. Боковые штреки, ведущие к забоям, ориентированы в юго-западном и южном направлении, то есть развернуты к берегу. Большинство выработок хорошо сохранились, но состояние кровли несколько хуже, чем в «Восточной» системе. Стенки аналогичны встреченным в «Восточной» системе, но ширина штреков несколько больше. При обследовании каменоломни было найдено несколько артефактов: две линейки для разметки блоков (одна сломанная), тонкостенный керамический сосуд, Г-образный металлический предмет, имеющий с одной стороны раструб для насаживания на деревянную ручку, а с другой заостренный клюв. Обращает на себя внимание обилие копоти в прибрежной части полости, в то время как в забоях стенки абсолютно чистые и не имеют даже характерных следов от счистки лучин [Парфенов, 2007].

Жирафа (Ореховая-3б). Вскрыта в 2006 г. группой «Черное Солнце» посредством шурфа 2 м глубиной. Каменоломня имеет протяженность 21 м. От входа с глиняным конусом идет изгибающийся забутованый штрек с заваленными отвилками. Стены состоят из необработанных глыб известняка, уложенных между монолитными колоннами. Высота штрека достигает 1,8-2,0 м. Выработка крайне обвалоопасна [Парфенов, 2007].

Лунная (Ореховая-3а). Вскрыта в мае 2005 г. группой «Черное Солнце». От входного колодца, глубиной около 1,5 м, вниз спускается глиняный конус длиной около 2,5 м. Далее на северо-восток идет штрек средней высотой 1,7 м. В 9,5 м от входа он заканчивается глиняным конусом. Влево от него отходит система низких, сильно забутованных лазов. Стены штреков сложены из небольших блоков неправильной формы. Каменоломня представляет собой забутованный колонный зал, в пределах которого были оставлены только главные откаточные штреки. Полость обвалоопасна [Парфенов, 2005а]. Длина пещеры 36 м.

Гнилые Орехи (Ореховая-2а). Летом 1980 г. группой «Парабеллум» шурфом глубиной 3 м был вскрыт изолированный штрек длиной около 10 м, заканчивающийся завалом [Головин, Булатов, Сохин, 1999].

Орехи (Ореховая-2; Земляные Орехи; Орехи Ясные; Володарская-4). Вскрыта осенью 1980 г. группой «Парабеллум» шурфом глубиной более 4 в конце того же провального рва, где находился вход в Гнилые Орехи [Головин, Булатов, Сохин, 1999]. Находится в центральной части блока. Размеры входного отверстия на дне колодца составляют 0,5×0,25 м. Проход быстро расширяется, и уже через 2 м выводит в штрек. Полость уходит под склон на 50-75 м и вытягивается вдоль оврага на 100-150 м. Со всех сторон она ограничена бутовой кладкой или обрушениями. Линия забоя прослежена на отдельных отрезках периметра. Пространственная структура полости достаточно проста. Каменоломня представляет собой разветвленную систему разновременных штреков, колонные залы в ней отсутствуют. Обрушения в полости представлены глыбовыми завалами и конусами рыхлых пород, с преобладанием первых [Парфенов, 2005а]. Длина выработки достигает 2400 м.

Среднеисуповский СпБ – правый берег р. Олешенка (Константиновский овр.) у д. Мал. Володарка. Имеются не очень выраженные точильные рвы.

Нижнеисуповский СпБ у д. Малая Володарка ниже р. Олешенка (Константиновский овр.). В источниках XIX в. упоминается добыча камня возле этой деревни, в т.ч. подземная [Траутшольд, 1870][Азанчеев, 1894]. Вдоль берега Пахры здесь можно видеть ряд провальных воронок, в т.ч. довольно свежие.

Акстовский СпБ ниже пос. Володарского, между овр. Стрелка и Студеный (Акстовский). По правому борту овр. Стрелка и между оврагами  множество провальных воронок, образующих сложные комплексы. Осенью 1984 г. группа «Парабеллум» проводила здесь работы и обнаружила следующие подземные полости:

Погорелки-2. В правом борту Студеного оврага в точильных рвах были заложены шурфы глубиной до 4,5 м [Головин, Булатов, Сохин, 1999]. Один из них, в 400 м от реки, вскрыл полость длиной 12 м

Погорелки-1. В поле в воронке, расположенной в 300 м от реки, была вскрыта замытая полость длиной 7 м.

Ход Конем. Осенью 1984 г. на берегу Пахры (т.н. «Погорелый Склон») в воронке был заложен шурф глубиной 4 м, под монолитным козырьком раскрывший щель со следами водотока. В глинистом заполнителе полости был раскопан ход длиной 7 м [Головин, Булатов, Сохин, 1999].

Жуковский СпБ выше с. Жуково. Верхняя граница – овр. Студеный (Акстовский), нижняя не известна. Ниже овр. Студеный (Акстовский) имеются следы подземной добычи камня.

Богордицко-Казанский СпУ (левый берег Пахры).

Богородско-Казанский СпБ – в пос. Володарского, бывшее с. Казанское (Богородское). Ограничен оврагами.

Казанская-Богородская. У с. Казанское (Богородское) в XIX в. отмечалась большая подземная добыча камня [Траутшольд, 1870][Никитин, 1890]. Вдоль берега Пахры хорошо видны ярко выраженные точильные рвы. И Стеллецкий, по-видимому, именно про эти каменоломни сообщает: «Каменолом Рассадин, из соседнего с Чурилковым с. Казанцева, проходил подземелье под названным селом метров на 200, но дальше итти не решился. По его словам, они идут горизонтально, во все стороны, между столбами» [Стеллецкий, 1930].

Фабричная (Володарская-1). На территории ткацкой фабрики «Возрождение» в пос. Володарского находится подземная каменоломня, состоящая из двух довольно общирных залов (главный имеет длину до 20 м и ширину до 10 м) с примыкающими камерами. В советское время выработка использовалась как бомбоубежище, поэтому она была расчищена, а своды – укреплены колоннами, сложенными из камня и кирпича. Длина выработки около 80 м. Была исследована в мае 1977 г. группой «ГКС».

Володарская Карьерная. Карьер на восточной окраине пос. Володарского был обследован группой «ГКС» в апреле 1978 г. Была обнаружена щелеобразная полость длиной до 2 м. Был сделан вывод, что, скорее всего,  в этом карьере были входы в подземные полости, ныне засыпанные.

Прудкинский СпБ (ниже п. Володарского). Сверху ограничен оврагом к востоку от пос. Володарского. Нижняя граница не определена.

В начале 1980-х годов группа «Парабеллум» работала ниже пос. Володарского на так называемом Терновом Склоне. Одним из шурфов была вскрыта подземная полость, забитая зеленой глиной [Головин, Булатов, Сохин, 1999].

Мячковский СпУ (правый р. Москвы).

О каменоломнях в с. Мячкове упоминают писцовые книги Московского государства с 1462 г. как о «госу¬дарственном каменном деле» [Сперанский, 1930][Траутшольд, 1870]. Камень добывался по меньшей мере до конца XIX в. [Азанчеев, 1894]. Однако в районе Верхнего и Нижнего Мячкова, а также выше по течению р. Москвы пока не найдено следов подземной разработки камня, только карьеры. Нет прямого упоминания о подземной добыче и в исторических источниках.

Зеленослободский СпБ (у с. Зеленая Слобода). Верхняя граница блока не ясна, нижняя проходит по р. Суленке. Здесь издревна велись подземные разработки камня, ныне по большей части срытые позднейшими карьерами [Сперанский, 1930][Траутшольд, 1870]. В 2007 г. группой «Летучая Мышь» здесь провела разведку, а затем и попытку вскрытия провальной воронки в заброшенном карьере. Удалось попасть в останец подземной полости длиной около 2 м, однако дальше проникнуть не удалось из-за обвалоопасности. В 100 м выше по течению отмечены 4 мощных точильных рва [Головин, 2013].

Каменно-Тяжинский СпБ у дд. Каменное Тяжино и Чулково.  Сверху ограничен  р. Суленкой, снизу, вероятно, выполаживанием за д. Чулково. В Тяжино были ломки известняка, покрытого юрой [Траутшольд, 1870]. Здесь по берегу  Москвы сохранились многочисленные точильные рвы.

 

Список литературы

Азанчеев Ю.Д. Каменоломни и разработки простых полезных ископаемых в России. — СПб: Горный Департамент, 1894. — 346 с.

Болдырев С., Болдырев В., Степанов А. Рейс «Ударной». — М.: Физкультура и туризм, 1932.

Булатов В.С. Исследования подземных каменоломен в поселке Чурилково // Спелеология и спелестология. Сборник материалов IV международной научной заочной конференции. – Набережные Челны: НИСПТР, 2013. — С.337-342.

Викина Ю. Подземные лабиринты // Комсомольская правда. 1982. – 18 дек.

Гарин Г.Ф. Очерки истории земли Домодедовской. — М.: Ладога-100, 2003. — 60 с.

Головин С.Е. Биолокация и поиск подземных полостей // Спелеология Самарской области. Вып.7. — Самара: СамСК, 2013. — С.82-87.

Головин С.Е., Булатов А.С., Сохин М.Ю. История вскрышных работ в Подмосковье (1970-90 годы), практика поиска и вскрытия подземных полостей // Спелестологический Ежегодник РОСИ 1999. — М.: РОСИ; РОСС, 1999. — С.121-138.

Дементьев Е.М. Санитарное исследование фабричных заведений Подольского уезда // Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел санитарной статистики. Т.3. Вып.8. — М.: Московское губернское земство, 1883. – 370 с.

Долотов Ю.А. Группа «Летучая Мышь»: результаты исследований в сезонах 1997-1998 и 1998-1999 годов // Спелестологический Ежегодник РОСИ 1999. – М.: РОСИ-РОСС, 1999. — С.34-37.

Долотов Ю.А. Каменоломня Глиняная // Пещеры. Вып.34. — Пермь: ЕИ ПГНИУ, 2011. — С.110-112.

Долотов Ю.А. Пещера Юбилейная-2 // Спелестологический Ежегодник РОСИ 2000. — М.: РОСИ-РОСС, 2001. — С.26-28.

Долотов Ю.А. Принципы спелестологического районирования // Спелеология и спелестология: развитие и взаимодействие наук. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Набережные Челны: НГПИ, 2010. — С.272–285.

Долотов Ю.А., Булатов B.C., Головин С.Е. Исследования каменоломен Дугинского и Котляковского участков в 2000-2006 годах // Спелеология и спелестология. Сборник материалов III международной научной заочной конференции. — Набережные Челны: НИСПТР, 2012. — С.192-198.

Долотов Ю.А., Булатов В.С. Методика и практика исследования подземной каменоломни Мещеринская // Пещеры. Вып. 37. – Пермь: ПГНИУ, 2014. — С.63-76.

Константинович А.Э. Очерк геологического строения и полезных ископаемых Ленинского района // Геология и полезные ископаемые районов Московской области. Кн.5. М.-Л.-Новосибирск: ОНТИ НКТП, 1934. — С.5-16.

Король Г.Г., Краснов Ю.А. Николаенко Т.Д., Янишевский Б.Е. Археологическая карта России: Московская область.  Часть 1. /ред. Краснов Ю.А./ –  М.: ИА РАН, 1993. – 320 с.

Никитин С.Н. Общая геологическая карта России. Лист 57. // Труды геологического комитета. 1890. Т.5. №1. СПб, 1890. — 301 с.

Парфенов А.А. Отчет о результатах работ по изучению восточной части Домодедовско-Володарского спелестологического района, проведенных в 2005 году. М.: РОСИ, 2005а. /рукопись/

Парфенов А.А. Отчет о результатах работ по изучению восточной части Домодедовско-Володарского спелестологического района, проведенных в 2006 году. М.: РОСИ, 2007. /рукопись/

Парфенов А.А. Отчет о результатах работ по изучению Домодедовско-Володарского спелестологического района, проведенных в 2004 году. М.: РОСИ, 2006. /рукопись/

Парфенов А.А. Отчет о результатах работ по изучению Никитского спелестологического участка, проведенных в 2004 году. М.: РОСИ, 2005бб. /рукопись/

Парфенов А.А. Отчет о результатах работ по изучению Съяновской каменоломни, проведенных в 2005 году. — М.: РОСИ, 2008. /рукопись/

Парфенов А.А., Сохин М.Ю. Отчет о результатах работ по изучению Съяновской каменоломни проведенных 12 января 2002 года. — М.: РОСИ, 2003. /рукопись/

Прокофьев И. Под каменным небом // Московский комсомолец. 1982. – 19 ноя.

Прокофьев И. Под каменным сводом // Ленинское знамя. 1981. – 23 июл.

Прокофьев И.Ю., Смирнова М.А. Заключение по поискам и обследованию горных выработок и пещер на территории Московской обл. М.: МКГЭ, 1978. /рукопись/

Соколова В.М. Карст и псевдокарст долины р. Рожаи // Ученые записки МГПИ. Т.66. Вып.5. — М.: МГПИ, 1957. — С.13-30.

Сохин М.Ю. Загадка Новленской каменоломни // Спелестологический Ежегодник РОСИ 2000. — М.: РОСИ-РОСС, 2001. — С.15-25.

Сперанский А.И. Очерки по истории приказа каменных дел Московского государства. М.: РАНИОН, 1930. – 222 с.

Стеллецкий И. Следы пещерного человека под Москвой // На суше и на море. 1930. №11. – С. 13-15

Траутшольд Г. Юго-восточная часть Московской губернии. Компиллярий к специальной геологической карте этой местности. // Материалы для геологии России. Т.1. — СПб: АН, 1870. — С.1-74.

Укрытия бассейна р. Оки, районов Казани, Камского Устья и Куйбышева. (Предварительный отчет). / Труды ЭОН и Комиссии №2 при ОГГН АН СССР. Ред. Ферсман А.Е./ – Москва–Свердловск, 1942 // КС УФАН. ф.557. /рукопись/

Флоренский П.Ф. Живой камень памятников // Природа. 1984. №5. — С.85-98.

Яновская Е.Г., Булатов В.С. Исследования Верхнекотляковского спелестологического блока // Спелеология и спелестология. Сборник материалов IV международной научной заочной конференции. – Набережные Челны: НИСПТР, 2013. — С.295-300.

Яновская Е.Г., Булатов В.С. Исследования Верхнекотляковского спелестологического блока // Комплексное использование и охрана подземных пространств: Международная научно-практическая конференция, посвященная 100-летнему юбилею научной и туристско-экскурсионной деятельности в Кунгурской Ледяной пещере и 100-летию со дня рождения В.С. Лукина. Кунгурская Ледяная пещера, Пермский край, Россия. 26–31 мая 2014 года. – Пермь: ГИ УРО РАН, 2014. — С.59-65.

 

СпУ – спелестологический участок

СпБ – спелестологичский блок

СпР – спедлестологический район

г. — год

гг. — года

м — метр

км — километр

д. — деревня

дд. — село

пос. — поселок

в. — век

вв. – века

с. – село

сс. – села

овр. – овраг

пол. – половина

сер. – середина

т.ч. – том числе

 

 

[i] Степень достоверности этой информации не ясна.

[ii] Прокофьев И.Ю. Справка о проделанной работе ГКС 21.12.1969. /рукопись/.

[iii] Прокофьев И.Ю. Справка о проделанной работе ГКС 21.12.1969. /рукопись/.

[iv] Прокофьев И.Ю. Справка о проделанной работе ГКС 20.05.1969. /рукопись/.

[v] (Иммис А.Н.) Краткое описание Никит // Осторожно — Мичман! (э-ресурс URL: http://speleonaz.narod.ru/chronology/systems.html).

[vi] Гужва Р. Справка о работе, выполненой в соответствие с заданием совета ГКС от 13 апреля 1978 года. /рукопись/.

Интересные места в пределах 200 км от Ступино — Community «DRIVE2 Ступино» on DRIVE2

Источник: <Интересные места в пределах 200 км от Ступино — Community «DRIVE2 Ступино» on DRIVE2

Кто нибудь знает интересные места в пределах 200км от Ступино куда можно добраться на своем автомобиле? Я к примеру ездил в поселок Моховое моск. обл. Луховицкий район 130км от Ступино. Это маленький поселок который был заброшен из за очага возгорания леса вокруг поселка в 2010г.
Читать далее «Интересные места в пределах 200 км от Ступино — Community «DRIVE2 Ступино» on DRIVE2»

windows 7 freebsd multiboot GPT disk bios UEFI или установка 2 систем на 3TB hdd

вот примерно так (ссылка)

чуть подправлю —  virtualbox-ose virtualbox-ose-kmod 5.0.4 собрался на FreeBSD 11-current и 5.0.16 тоже и все работает в том числе с прямым доступом к отдельному
диску винчестеру для гостевой системы. Что то только семерка не хочет загружаться с sata а 10-тка и windows 8 запускается, даже с загрузчика 2k10 boot flash.

virtualbox 5.0.16 host freebsd current guest windows 10 or windows xp
(windows 7 boot only work at IDE controller and no direct disk access?
winxp ok windows 10 ok EFI 4Tb hdd with option cache on all hdd as /dev/ada4 gpt scheme. Also works ntfs-3g /dev/ada4p4 /mnt1)
windows 7 slic add to Virtualbox
Windows xp SLP (emulate ASUS notebook) ok works with hex-edit bios
FreeBSD — Midnight Commander — view f3 — as hex -f4 edit mode — save file after hex editing OR hiew32 Hacker viewer from torrents — warez in Winxp/ windows10.
virtualbox vbox 5.0.18 host FreeBSD 11 от 16 апреля 2016 arbeit
5.0.16 и подправленый patch

5.0.6 и подправленый patch

virtualbox vbox 5.0.10 freebsd 11 current (test now ok)

openssl not from base — from ports option MD2 enable

(if error — rm  /lib/libcrypto.so.8  /usr/bin/openssl ln -s /usr/local/lib/libcrypto… /lib/libcrypto.so.8)

link   virtualbox 5.0.4 (подправьте и на 5.0.6)

configure virtualbox_vbox_5.0.4_freebsd.tar если вылетит ошибка на openssl libssl замените файл configure на исправленый — один patch пропущен.win10-virtualbox504-host-freebsd11x64-wth-direct3d-dx9Ex-virtualbox-ose-additions-504

oracle vm virtualbox guest additions 5.04r102546 версия windows10

на картинке в окне dxdiag. FreeBSD gnome3 nvidia-304-driver. Geforce

gtx660 Asus ??? 5.0.6

Читать далее «windows 7 freebsd multiboot GPT disk bios UEFI или установка 2 систем на 3TB hdd»

Американский дуговой прожектор

против лома нет…..
— скажем так.
сейчас будет небольшой рассказ о «самых мощных в мире»….

………….

шютк…

вот о таких…

……………
ИЛ-2 посвящается (теперь уже и Рамзесу :)))

«ДОРОГА К НЕБУ… — 850 000 000 КАНДЕЛ»
знакомьтесь:
Дженерал Электрик… — военный зенитный прожектор «Геркулес» 1942 год
Закрыть спойлер
вес прожектора и генератора 8500 фунтов
регулируемое фокусное расстояние прожектора 0 — 5.6 миль!!!
сфокусированный луч виден с расстояния 35 миль.
лампа:
тип — дуговая лампа (угольная «свеча яблочкова» (горжусь)
кинемат. схема — автоматически сближающиеся вращающиеся навстречу друг-другу электроды с тугоплавким отражающим зеркалом в «фокусе» горения и конденсорной линзой на выходе.
электроды имеют в своей основе катализаторы горения — цезиевые стержни по всей длине электрода.
графитно-угольная только обмазка.
цезий не обогащённый — стало быть и не радиоактивный.
78 вольт
150 ампер
850 миллионов кандел
время жизни угольных электродов 2.5 часа(среднее)
стоимость комплекта из 25 пар угольных электродов $350
стоимость работы 1 часа лампы $7
всего комплектов произведено 2500 штук до 1942 года
после… — снято с производства
(на сегодняшний день только электроды — настоящий раритет)
стоимость всей установки на 1942 год — $60 000 (прожектор — генератор- система наведения.) — и это на старые доллары? — помножьте на 10, получите сегодняшнюю цену.
…………………………………..
генератор:
двигло
6 цилиндров 110 мм поршни
обьём 320 кубиков
дизель — газовый!!!
2.5 литра соляры в час
отмечается очень тихая работа из-за резиновых подвесов и изолированого корпуса.
………………….

генератор внутри

кнопка включения 🙂 антидуговой прерыватель

…………………………….
теперь о том как эта хня светит…
Закрыть спойлер

……………………………………………
ко всему этому есть ещё и «дистанционное управление» — пульт наводчика….
хня представляет собой всекоордионатный азимутальный видоискатель основанный только лишь на одной механике (оттого и надёжный) с патентованным электрическим всекоордионатным повторителем — конвертором механики в цепь управления сервоприводов прожектора.
кабели удаления «пульта» от прожектора имеют длину 100 метров… — в отличии от прожекторов производства ссср — пиндосы заботились о людях и предоставляли оператору возможность удалённого укрытия.
свет от прожектора — отличная цель для бортового стрелка-пулемётчика фашысского самолёта.
во такая приблуда.

……………………………
[+] глянуть и охренеть

……………………..
стоит отметить тот факт — что на сегодняшний день пока не существует конкурентов Такому прожектору в плотности пучка света …. — вернее даже не так.
нет таких компактных ламп способных сгенерить столь мощное излучение…
я пересмотрел харки маяков и современных авиа и морских прожекторов…
— рядом не валялись…

против лома нет….. 
— скажем так. 
сейчас будет небольшой рассказ о «самых мощных в мире»….

………….

шютк… 

вот о таких… 

…………… 

ИЛ-2 посвящается (теперь уже и Рамзесу :)))

«ДОРОГА К НЕБУ… — 850 000 000 КАНДЕЛ» 
знакомьтесь: 
Дженерал Электрик… — военный зенитный прожектор «Геркулес» 1942 год 

вес прожектора и генератора 8500 фунтов 
регулируемое фокусное расстояние прожектора 0 — 5.6 миль!!! 
сфокусированный луч виден с расстояния 35 миль. 
лампа: 
тип — дуговая лампа (угольная «свеча яблочкова» (горжусь) 
кинемат. схема — автоматически сближающиеся вращающиеся навстречу друг-другу электроды с тугоплавким отражающим зеркалом в «фокусе» горения и конденсорной линзой на выходе. 
электроды имеют в своей основе катализаторы горения — цезиевые стержни по всей длине электрода. 
графитно-угольная только обмазка. 
цезий не обогащённый — стало быть и не радиоактивный. 
78 вольт 
150 ампер 
850 миллионов кандел 
время жизни угольных электродов 2.5 часа(среднее) 
стоимость комплекта из 25 пар угольных электродов $350 
стоимость работы 1 часа лампы $7 
всего комплектов произведено 2500 штук до 1942 года 
после… — снято с производства 
(на сегодняшний день только электроды — настоящий раритет) 
стоимость всей установки на 1942 год — $60 000 (прожектор — генератор- система наведения.) — и это на старые доллары? — помножьте на 10, получите сегодняшнюю цену. 
………………………………….. 
генератор: 
двигло 
6 цилиндров 110 мм поршни 
обьём 320 кубиков 
дизель — газовый!!! 
2.5 литра соляры в час 
отмечается очень тихая работа из-за резиновых подвесов и изолированого корпуса. 
…………………. 

генератор внутри 

кнопка включения 🙂 антидуговой прерыватель 

 
…………………………….

теперь о том как эта хня светит… 

 

…………………………………………… 
ко всему этому есть ещё и «дистанционное управление» — пульт наводчика…. 
хня представляет собой всекоордионатный азимутальный видоискатель основанный только лишь на одной механике (оттого и надёжный) с патентованным электрическим всекоордионатным повторителем — конвертором механики в цепь управления сервоприводов прожектора. 
кабели удаления «пульта» от прожектора имеют длину 100 метров… — в отличии от прожекторов производства ссср — пиндосы заботились о людях и предоставляли оператору возможность удалённого укрытия. 
свет от прожектора — отличная цель для бортового стрелка-пулемётчика фашысского самолёта. 
во такая приблуда.

…………………………… 

…………………….. 
стоит отметить тот факт — что на сегодняшний день пока не существует конкурентов Такому прожектору в плотности пучка света …. — вернее даже не так. 
нет таких компактных ламп способных сгенерить столь мощное излучение… 
я пересмотрел харки маяков и современных авиа и морских прожекторов… 
— рядом не валялись…

  • плохо смотрел наверно — наши такие же были похожие по 2м — у военных около аэропорта можно посмотреть

  • и пучок света помощнее раз в 5. На лампах накаливания — ну да послабее конечно, зато не 2 часа работает.

Сохранить

Сохранить

Тушино история

  немецкий танк остановился на Сходненской улице, на Западном мосту через Деривационный канал…  
assaur

6 июля 2008 03:04:12

изменено: 6 июля 2008 03:07:44 , изменил: assaur
Цитата из «Совсекретно»:
http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/1963
– Наше здание находится на самой высокой точке холма у 8-го шлюза канала, откуда видно далеко вокруг, – рассказывает ветеран управления канала «Москва-Волга» (сейчас – ФГУП «Канал имени Москвы») Валентин Барковский. – Помню, сотрудники, работавшие еще с войны и дежурившие тогда на крыше, рассказывали, как немецкий танк остановился на Сходненской улице, на Западном мосту через Деривационный канал (между нынешними станциями метро «Тушинская» и «Сходненская». – И.К.). Открылся люк, из которого выглянул офицер вермахта с полевым блокнотом, огляделся вокруг, что-то записал в блокноте и уехал в сторону Алешкинского леса.Можно от 8-го шлюза рассмотреть такие подробности? Крест на танке, офицера, блокнот?
Ответить Цитировать

makiev
имя: Кирилл

7 июля 2008 03:34:00

 
Расстояние 2,1 км. В бинокль можно рассмотреть. Но не с крыши Управления, помешает насыпь жд, а с башни шлюза. Заводских корпусов тогда не было ещё. См «снимки немецкой авиаразведки».

Ответить Цитировать

Mich

10 июля 2008 20:45:01

 
Цитата оттуда же:
Сколько тонн взрывчатки лежит в насыпи Химкинской плотины, неизвестно. Плотина в парке «Покровское-Глебово» до сих пор опутана ограждениями с колючей проволокой и круглосуточно охраняется автоматчиками.Насчет взрывчатки — не знаю, может лежит, может вынули, а вот режим охраны приукрашен: вполне цивильное решетчатное ограждение, под которое легко поднырнуть прямо у ворот на дороге, ведущей со стороны парка, да будочка вдали, в которой скучают два сторожа (на автоматчиков не тянут). Может, с другой стороны (от «Покровских Холомов») все так наворочено?
Ответить Цитировать

Natalia

имя: Наталья Ивановна

10 июля 2008 21:16:12

 

 Mich , 10 июля 2008, писал:

Насчет взрывчатки — не знаю, может лежит, может вынули, а вот режим охраны приукрашен: вполне цивильное решетчатное ограждение, под которое легко поднырнуть прямо у ворот на дороге, ведущей со стороны парка, да будочка вдали, в которой скучают два сторожа (на автоматчиков не тянут). Может, с другой стороны (от «Покровских Холомов») все так наворочено?

немецкий танк остановился на Сходненской улице, на Западном мосту через Деривационный канал...
Режим охраны приукрашен. Через ограждение шпионы легко перелезут и с другой стороны.
 
Ответить Цитировать

Starozhil

имя: Иван

13 июля 2008 18:52:28

изменено: 13 июля 2008 18:59:22 , изменил: Starozhil

 assaur , 6 июля 2008, писал:
Цитата из «Совсекретно»:
http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/1963
– Наше здание находится на самой высокой точке холма у 8-го шлюза канала, откуда видно далеко вокруг, – рассказывает ветеран управления канала «Москва-Волга» (сейчас – ФГУП «Канал имени Москвы») Валентин Барковский. – Помню, сотрудники, работавшие еще с войны и дежурившие тогда на крыше, рассказывали, как немецкий танк остановился на Сходненской улице, на Западном мосту через Деривационный канал (между нынешними станциями метро «Тушинская» и «Сходненская». – И.К.). Открылся люк, из которого выглянул офицер вермахта с полевым блокнотом, огляделся вокруг, что-то записал в блокноте и уехал в сторону Алешкинского леса.

Можно от 8-го шлюза рассмотреть такие подробности? Крест на танке, офицера, блокнот?

Да рассмотреть-то можно, только в 20-кратный авиационный здоровенный бинокль. А в артиллерийский 8-микратный ничего толком не разберешь.
В исходном тексте, правда, о биноклях нигугу. Может, смотрели невооруженным взглядом!
Вообще эта история похожа на баян. Немцы на танках по одиночке и в 41-м не ездили. А мотоциклистов немецких у моста через канал перебили, и по всем данным, это было наиболее близое к Москве боестолкновение.

 
Делай, что дОлжно — и будь, что будет.
Ответить Цитировать

Lodo4nik
имя: Georg

23 декабря 2011 20:23:22

 
Искандер Кузеев, написавший этот текст — маразматик и просто неадыкватный человек.
В своей статье он пишет, например, что высота потока, спускаемого из Истринского водохранилища, составляла 25 метров. Т.е. в два раза выше японского цунами. А еще он считает, что танк на Сходненской и мотоциклисты на Ленинградке – это как раз те, кто успел проскочить до взрыва шлюзов. Поэтому только они и приехали в Москву, а остальные немцы тоже хотели в Москву проехать, но тут начался потоп, поэтому они так и не добрались.
Не только смешно, но и печально, потому что выдумку про танк на мосту и мотоциклистов на Соколе растиражировали по интернету и теперь никто уже особо и не сомневается в этом.
Ответить Цитировать

oitss

23 декабря 2011 20:58:37

 
сложный вопрос — тут наш сосед краевед попытался разобраться
http://mvsoloviev.narod.ru/boinalenmostu.htmlОт себя могу сказать, что пожилой преподаватель МАИ (в 80 годы)
утверждал, что видел на войковской подбитый немецкий танк.
Сам он в это время находился в составе истребительного батальона.
Ответить Цитировать

Sasha

23 декабря 2011 21:15:25

 
Мне об этом отец рассказывал, когда я маленьким был. А ему это ещё кто то рассказал. Значит и правда были какие то шальные танки вермахта в Тушино. Но скорее всего просто танковая разведка. Боёв здесь не было.
Ответить Цитировать

Lodo4nik
имя: Georg

24 декабря 2011 02:11:52

 
Это все городские легенды.
Я раньше был уверен, что немцы по Ленинградке дошли до памятника «Противотанковые Ежи» который рядом с магазином ИКЕЯ. Но оказывается, что они дошли только до нынешнего Зеленограда. До ИКЕИ им не хватило 15 км, до моста через канал — 20 км, а до моста Победы — 25 км.Насколько я знаю, немцы дощли:
по Ленинградскому ш. — до Ржавки
по Пятницкому ш. — до Баранцево
по Волоколамскому ш. — до Снегири
по Нахабинскому ш. — до Павловсой Слободы
по Звенигородской д. — до Аксиньино
Ответить Цитировать

slvk
имя: Вячеслав

24 декабря 2011 10:57:02

 

немецкий танк остановился на Сходненской улице, на Западном мосту через Деривационный канал…

Наверное, поэтому и Сходненскую не открывают — туда во время войны загнали группу фашистов и быстренько отгородили заборами. А сейчас уберут забор — они как ломанутся оттуда

Да байки всё это… Некоторые люди с сединами ещё не такое рассказывают — только диву даёшься.

 
 
Ответить Цитировать

oitss

24 декабря 2011 11:48:09

 

 Lodo4nik , 24 декабря 2011, писал:
Это все городские легенды.
Я раньше был уверен, что немцы по Ленинградке дошли до памятника «Противотанковые Ежи» который рядом с магазином ИКЕЯ. Но оказывается, что они дошли только до нынешнего Зеленограда. До ИКЕИ им не хватило 15 км, до моста через канал — 20 км, а до моста Победы — 25 км.

Насколько я знаю, немцы дощли:
по Ленинградскому ш. — до Ржавки
по Пятницкому ш. — до Баранцево
по Волоколамскому ш. — до Снегири
по Нахабинскому ш. — до Павловсой Слободы
по Звенигородской д. — до Аксиньино

Так проходила линия фронта. А есть еще разведка, диверсанты и т.д.
В книге по истории САО (1997 год.) говориться ,например, о группе немецких
десантников переодетых в форму бойцов Красной Армии. Три мотоцикла смогли
преодолеть мост через канал и были уничтожены перед мостом окружной железной дороги.
В ссылке которую я приводил видно, что автор долго занимался этим вопрос — искал свидетелей
,работал в архивах и в итоге не пришел к однозначным выводам. Поэтому вот так с ходу отвергать
или подтверждать версию — просто не серьезно. Кстати на мемориале «ЕЖИ» есть мозаичная карта
на ней видно, где проходил фронт.

Ответить Цитировать

Sasha

24 декабря 2011 13:52:48

 
Вот-вот — разведка. Что танк, что немецкие мотоциклисты в районе Сокола — это были именно разведчики. Линия фронта сплошной не была. Поэтому крупные армейские соединения были остановлены на подступах к Москве, а разведчики вполне могли продвинуться и чуть дальше.
Ответить Цитировать

slvk
имя: Вячеслав

24 декабря 2011 13:54:42

 

 Sasha , 24 декабря 2011, писал:
Вот-вот — разведка. Что танк, что немецкие мотоциклисты в районе Сокола — это были именно разведчики.

На мотоциклах — возможно, а танк-то разведчикам на кой?

 
 
Ответить Цитировать

Sasha

24 декабря 2011 14:14:44

 

 Sasha , 24 декабря 2011, писал:
Вот-вот — разведка. Что танк, что немецкие мотоциклисты в районе Сокола — это были именно разведчики.

 slvk , 24 декабря 2011, писал:
На мотоциклах — возможно, а танк-то разведчикам на кой?

Как это на кой? Есть такое понятие — танковая разведка. Вот именно этим немецкий танк (а может и танковая группа) и занимались в районе Тушино.

Ответить Цитировать

slvk
имя: Вячеслав

24 декабря 2011 15:00:45

 
Пусть это будет на совести рассказчиков и всяких там «сов. секретно».

 

из газеты Совершенно секретно за 2008 год : ..подтверждается есть в мемуарах и книге 1966 года. У противника тоже остались книги мемуары есть в google.

 

ПОТОП МОСКОВСКИЙ

Опубликовано: 29 Июля 2008 08:00
0
37247
«Совершенно секретно», No.7/230

 
 
РИА «НОВОСТИ»

 К концу ноября 1941 года немцы практически окружили Москву. На западе были взяты Можайск, Нарофоминск, Малоярославец. С юга наступала 2-я танковая армия Гудериана. 53-й армейский корпус двигался к Серпухову, окружая с севера Тулу, на подступах к которой стояла дивизия Штеммермана. 17-я бронетанковая дивизия 24-го корпуса выдвигалась к Кашире, а войска 47-го корпуса вели бои на подступах к Рязани.
Уже под парами стоял литерный состав, готовый отвезти Сталина на безопасное расстояние от фронта в Куйбышев. Гудериан получает приказ двигаться в направлении Горького, замыкая кольцо окружения вокруг Москвы с юга в районе Петушков. Однако когда он подошел к Коломне, наступление захлебнулось.
И что странно: еще не подошли к Москве сибирские дивизии, а Сталин уже перебрасывает войска с севера Подмосковья на юг. Хотя только что командующий Западным фронтом Георгий Жуков просил Верховного о подкреплениях на севере, на линии Крюково-Рогачево.
При этом на севере Подмосковья, несмотря на оголенный фронт, никакого движения не происходит. Группой армий «Центр» под командованием фельдмаршала фон Бока давно взят Калинин, стоит сорокаградусный мороз, свободен ледяной покров Московского моря (Иваньковское водохранилище), никаких войск на противоположной стороне Волги у Калининского фронта практически нет.
Войска фон Бока стоят на линии Клин-Рогачево-Дмитров и дальше не двигаются. Стоят как заколдованные, несмотря на то, что боестолкновения происходят только в двух точках: у деревни Крюково (Зеленоград) и около Яхромы, где танковым армиям противостоит лишь отдельный бронепоезд №73 войск НКВД и бойцы 20-й армии генерала Власова.
На Волоколамском направлении немцами преодолен рубеж Дубосеково, но танковые дивизии 46-го корпуса тоже не идут к Москве по Волоколамскому шоссе! Тяжелая артиллерия 2-й бронетанковой дивизии 4-й армии вермахта стоит в Красной Горке (22 км от Кремля). Артиллеристы рассматривают в бинокль центр столицы, но дальше тоже не двигаются, хотя никакого фронта уже нет. Местные жители спокойно идут в сторону Москвы, садятся в автобус у лианозовских бараков Кропивницкого (станцию метро «Алтуфьево» еще не построили) и едут в центр – сообщать о тяжелых орудиях противника, направленных на Кремль.
Сталин, кстати, к концу ноября уже не думает о переезде в Куйбышев, за Волгу.

Стена

Есть во всей этой ситуации что-то мистическое. Словно Сталин выстроил какую-то непроходимую стену на северо-западе Подмосковья. Но «стена» эта была настолько секретной, что до сих пор в официальной советской историографии о ней нет ни слова. Возникла она чуть ли не мгновенно. Потому что случайные появления солдат противника на территории Москвы все же происходили.
– Наше здание находится на самой высокой точке холма у 8-го шлюза канала, откуда видно далеко вокруг, – рассказывает ветеран управления канала «Москва-Волга» (сейчас – ФГУП «Канал имени Москвы») Валентин Барковский. – Помню, сотрудники, работавшие еще с войны и дежурившие тогда на крыше, рассказывали, как немецкий танк остановился на Сходненской улице, на Западном мосту через Деривационный канал (между нынешними станциями метро «Тушинская» и «Сходненская». – И.К.). Открылся люк, из которого выглянул офицер вермахта с полевым блокнотом, огляделся вокруг, что-то записал в блокноте и уехал в сторону Алешкинского леса.
Другое появление немцев в Москве – 30 мотоциклистов в километре от станции метро «Сокол». Мотоциклисты ехали по Ленинградскому шоссе. Два пулеметчика на мосту, названном позже мостом Победы, приняли неравный бой и остановили нападавших.
– Ехали мотоциклисты со стороны Химок, – вспоминает тот эпизод Валентин Барковский. – Предыдущий мост (через канал) они миновали благополучно (погода была нелетная, и замерзшие солдаты гоняли мяч на берегу канала).
Но как тот единственный взвод попал туда, если фронт держался у деревни Крюково? Случайно прорвались сквозь какую-то «стену», возникшую на пути 5-го бронетанкового корпуса СС, подходившего к Москве по Волоколамскому шоссе после боев у разъезда Дубосеково?
Стена действительно возникла моментально. То была стена из… воды. Потоки воды из Истринского водохранилища, смывшие не только наступавшие танки и пехоту 52-й армии, но и многочисленные  деревни вдоль реки Истры, густонаселенные кварталы на окраине города Истра, в поселке Павловская Слобода. На бревнышки разлетались хрупкие крестьянские избушки, унося с потоком стариков, женщин и младенцев. Разлетались в щепки рабочие бараки в Павловской слободе. Чудом уцелевшие домики оказались затопленными водой с густой ледяной крошкой и осколками больших льдин.
Ужасная картина не вошла в опубликованные мемуары советских военачальников. Подробности остались лишь в единственном секретном издании «Разгром немецких войск под Москвой» под общей редакцией маршала Шапошникова, подготовленного Генштабом Красной армии и выпущенный Воениздатом НКО СССР в 1943 году. В послевоенные годы гриф «секретно» был снят и заменен на другой – «для служебного пользования». Секретное издание пролежало в спецхране до 2006 года.
Вот скупые описания возведения «стены». Пишет маршал Шапошников: «24 ноября немцы вплотную подошли к рубежу Истринское водохранилище, река Истра. С приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны (по окончании переправы наших войск), в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища. Попытки немцев закрыть водоспуски успехом не увенчались».
Вероятно, танки на Сходненской и взвод на Ленинградке – как раз те, кто успел проскочить до взрыва плотины.
Маршал Шапошников поскромничал насчет высоты водного потока. Уровень Истринского водохранилища – 168 м над уровнем моря. Течение реки Истры за плотиной находится на урезе в 143 метра, в Павловской Слободе – 134 метра. Напор огромного объема воды шел, как пишет Шапошников, на 50 километров, то есть до Москвы-реки (уровень которой при впадении Истры, чуть выше Рублевской плотины, составляет 124 метра). Таким образом, высота потока, смывавшего все на своем пути, составляла не менее 25 метров (заряд был заложен в основание водоспусков, затронув и так называемый мертвый объем, который остается в водохранилище при плановых весенних сбросах паводковых вод). Если учитывать падение потока до Москвы-реки, суммарный напор достигает сорока метров.
Но взрыв плотины имени Куйбышева (так называется плотина Истринского гидроузла) все же не объясняет стояние немцев к северу от Москвы, когда все резервы Ставки были брошены на юг, против армии Гудериана. Скудные сведения о событиях, последовавших за взрывом 24 ноября на Истре, упоминавшиеся в той же книге под редакцией маршала Шапошникова, исследования немногочисленных энтузиастов (Валентин Барковский, Михаил Архипов), свидетельства оставшихся в живых очевидцев позволяют составить из мозаичных осколков более или менее стройную картину происходившего.
Выглядит она примерно так.

Затопить вмест с населением

– Товарищ Сталин, фон Бок наступает по всему фронту. Взят Калинин, Клин. Танки – в Рогачеве, мы оставили Яхрому! – докладывает Верховному командующий Западным фронтом Георгий Жуков. – Сибирские дивизии подойдут к Загорску (Сергиев Посад. – И.К.) только через неделю. Еще столько же времени уйдет на их развертывание по фронту. На Западном фронте срочно нужны пополнения.
– Успокойся, товарищ Жуков! – ласково говорит Верховный главнокомандующий. – Вот тебе в подкрепление два бойца! Знакомьтесь: товарищ Федоров, товарищ Фрадкин. Ладно, вот тебе, товарищ Жуков, еще один боец – товарищ Жданов. Почти что наш ленинградский полководец. Только на этот раз Владимир Сергеевич.
Жуков стоял, ничего не понимая и не зная, как реагировать на шутку Верховного. Но Сталин не шутил. Он вызвал к себе начальника Иваньковской ГЭС Георгия Федорова, главного энергетика канала «Москва-Волга» Бориса Фрадкина и главного инженера Владимира Жданова.
– Если быстро сбросить воду Иваньковского водохранилища, лед будет проламываться и ледяная поверхность будет непроходимой не только для танков, но и для пехоты противника! – начал докладывать Федоров. – Вода уйдет быстро. Напор – 12 метров. У Калинина – 124 метра, ниже плотины – 112.
– Сбрасывая воду с подмосковных водохранилищ – Икшинского, Пестовского, Пяловского, Пироговского, Клязьминьского, Химкинского, мы таким же образом взломаем ледяной покров по всему зеркалу воды и обеспечим непроходимую для противника полосу от Дмитрова до северной границы Москвы, – поддержал коллегу Жданов.
– Куда будете сбрасывать воду? В Москву? – со зловещим прищуром оборвал его Верховный.
– У нас есть Яхромский водосброс. На реке Волгуше, это приток Яхромы, – подходя к карте, объясняет Жданов. – Если открыть тут заслонки, вода пойдет в пойму Яхромы. Напор еще больше, чем на Волге. Уровень водохранилищ – 162 метра, а в долине Яхромы – 117. Но здесь, правда, стоят еще две плотины: Яхромского гидроузла, Икшинского…
– Плотины работают на подъем волжской воды. К сожалению, связь с нижним бьефом – только через насосы водоподъема, – вступает в разговор Борис Фрадкин. – Но если мы откроем заслонки, насосы будут работать в генераторном режиме, пропуская воду в обратном направлении. Вода пойдет вниз из водохранилища, возвращая в энергосистему электроэнергию, затраченную на их подъем. Если открыть сразу обе створки четырех шлюзов, поток усилится.
– Так вода уйдет в Яхрому? Значит, река разольется и будет берьером для танков фон Бока? – улыбаясь в усы, Сталин подходит к карте. – А вот у Иваньковской плотины канал пересекает еще одна река – Сестра, так? Можем мы воду из Иваньковского водохранилища направить туда? Чтобы немцы не прошли дальше Рогачева?
– Река Сестра проходит в трубе под каналом и впадает в Волгу ниже Иваньковской плотины, – вновь вступают в разговор Фрадкин и Жданов. – В канале есть донные отверстия, предусмотренные для осушения канала между заградворотами, в ремонтных целях. Если запереть трубу и открыть донные отверстия, вода поднимется, дойдет до Рогачева и затопит все пространство от Иваньковского водохранилища до Яхромы. Но затворы есть только в западной части трубы.
– Сколько времени потребуется, чтобы поставить новые затворы? – спрашивает Сталин.
– Если напрячь все имеющиеся силы и нам будет оказана помощь со стороны инженерного управления фронта, за неделю, думаю, управимся, – предполагает Жданов.
– Через два дня все должно быть готово! – говорит Сталин. – Предупреждаю: вся операция должна проводиться в обстановке строгой секретности. О ней должны знать только те, кого она касается напрямую. Непосредственные исполнители не должны быть информированы о целях операции.
– Но, товарищ Сталин, – перебивает Верховного командующий Западным фронтом. – Мы же должны эвакуировать население из зоны затопления!
– Чтобы информация просочилась к немцам? И чтобы они послали к тебе свою разведроту? Это война, товарищ Жуков! Мы сражаемся за победу любой ценой! Я уже отдал приказ взорвать Истринскую плотину. Даже свою дачу в Зубатове не пожалел. Ее тоже могло волной накрыть.

Спасенные и спаситель

Операция действительно проходила в обстановке строгой секретности. Вот что рассказывает потомственный житель поселка Фабрики 1-го Мая под Дмитровым Алексей Корнилов.
– Наш поселок построен для работников местного торфопредприятия. Хилые щитовые дома, жители которых в момент наступления немцев спрятались в единственном кирпичном сооружении – в подвалах картофелехранилища.
Алексей Корнилов ведет рассказ, который в детстве ему передала бабушка Пелагея Ивановна.
Приоткрыв дверь картофелехранилища, щуплый голубоглазый мальчишка в немецкой форме и с фонариком в руке с удивлением оглядел женщин с детьми, спрятавшихся в подвале чудом уцелевшей «высотки», по которой до этого нещадно била немецкая артиллерия.
– Хохе! Хохе! Фойер! – размахивая руками в сторону высокой трубы картофелехранилища и нещадно жестикулируя, объяснял мальчишка перепуганным бабам их опасное положение. Мол, высокое сооружение, опасно, по нему стреляют. И продолжал: – Ватер! Ватер! Капут!
Выглянувшие из картофелехранилища женщины не поверили своим глазам. В разгар сорокаградусной зимы на протоках торфоразработок в пойме Яхромы разыгралось половодье. Бурные потоки с разломанными льдинами затопляли все вокруг.
– По всем протокам вода поднималась все выше, – вспоминала бабушка Алексея Корнилова. – Еще мгновение, ледяная вода пошла бы в подвал картофелехранилища.
Женщины с нехитрой поклажей, с детьми на руках выбирались из подвалов картофелехранилища, поднимаясь на насыпь дороги, что вела в сторону Дмитрова. О том, чтобы вернуться в свои дома, которые постепенно скрывались под водой, не могло быть и речи. В это время начался обстрел со стороны канала. Кто-то из женщин соорудил белый флаг из куска простыни (чтобы свои не подстрелили). Немцы торопились уйти на линию своих укреплений на противоположном берегу разливающейся Яхромы.
– Идти было тяжело. Бабушка шла с двумя детьми, третий – еще ребенок (моя мама) – на руках, – продолжает свой рассказ Алексей Корнилов. – Бабушка остановилась и решила разгрузить свою поклажу. Вспомнила летние башмачки у того мальчишки, который спас им жизнь, подбежала и отдала ему пару валенок.
– Данке, муттер! – прокричал уходящий из-под обстрела молодой белобрысый солдат.
Жители многих сел и поселков в долине Яхромы и Сестры вспоминать подобные истории уже не могут. Потому что вспоминать некому. Многие деревни были затоплены полностью. Особенно те, которые расположены в пойме Яхромы – между многочисленными протоками мелких каналов местных торфопредприятий. Некоторым, правда, повезло. Жителей Лугового поселка спасли стены и башни старинного Николо-Пешношского монастыря (там сейчас размещается психоневрологический интернат №3 г. Москвы).
Название села Усть-Пристань, стоящего на самом берегу «стрелки», в месте впадения Яхромы в Сестру, говорит о судоходном прошлом этих рек. Об этом вспоминает Галина Сиднева.
– Раньше жители и нашего села, и многих окрестных лесных сел занимались судоходным промыслом, – начинает, не спеша, Галина Михайловна. – Работали на мельницах, на старых деревянных шлюзах, доходивших до Сенежского озера, до Екатерининского канала, соединявшего Волгу с бассейном Москвы-реки. Когда река оказалась запертой трубой под новым каналом, по трубе даже на лодках стало трудно проезжать. Так что к войне у многих и лодок не было.
Сама Галина Михайловна уцелела после той сталинской операции, так как оказалась в другой деревне, которая не вошла в зону затопления.
Ее двоюродный брат Василий Сиднев тоже пережил войну. Служил в отряде зенитчиков в Лианозове.
– О страшном затоплении мне многие рассказывали, – вспоминает Василий Иванович. – Но приговаривали, что это – военная тайна.
– А чем вы занимались в Лианозове? – спрашиваю я.
– Ловили парашютистов. Очень много было диверсантов, которые пробирались пешком.
– Как пешком? Через линию фронта?
– Да не было здесь никакой линии фронта. Немец с крупнокалиберной артиллерией на Красной Горке стоит, а мы на другом берегу – с одним пулеметным расчетом.
Как бы то ни было, ценою многочисленных жертв среди мирного населения в десятках поселков и деревень Сталину удалось многое. Ему удалось, не обладая никакими резервами, сократить зону боестолкновений на Западном фронте практически до двух небольших точек – у деревни Крюково и на Перемиловских высотах, где немцев, пытавшихся прорваться через канал, сдерживал случайно оказавшийся там отдельный бронепоезд №73 войск НКВД. Бронепоезд шел из Загорска к Красной Горке (где уже выставлялась дальнобойная артиллерия, направленная на Москву), но застрял у станции Яхрома после взрыва моста через канал. Пока не была сформирована 1-я ударная армия Кузнецова, немцев на Перемиловских высотах (между Яхромой и Дмитровым) сдерживали бойцы 20-й армии под командованием генерала Андрея Власова. А монумент на Перемиловских высотах – единственный в России, где выбито имя этого генерала, который после окружения 2-й ударной армии Волховского фронта повернул оружие против Сталина.
По данным исследователя Михаила Архипова, в результате сброса вод Иваньковского водохранилища подъем уровня Яхромы составил четыре метра, а уровень Сестры поднялся на целых шесть метров. В таком случае в зоне затопления оказывалось более тридцати деревень и множество мелких населенных пунктов торфопредприятий, дома которых стояли непосредственно на урезе вод. Если вспомнить, что высота крестьянской избы с крышей не превышает четырех метров, а все вокруг было покрыто ледяной водой с осколками мелкого льда, то легко представить себе количество жертв. Не меньше (если не больше) их было и после взрыва плотины имени Куйбышева на Истринском водохранилище. Впрочем, другой исследователь, Вален­тин Бар­ковский, считает, что зона затопления реки Сестры могла быть гораздо меньшей. Слишком мало было времени, чтобы сварить заслонки на Восточном портале трубы под каналом. Возможно, наспех сваренные щиты не выдержали напора волжской воды, и потоки, сбрасываемые из канала через заслонки, сразу уходили в Волгу. Поэтому и многие деревенские дома на берегу уцелели.

Об исполнении доложено

К сожалению, технические архивы канала не сохранились. Были уничтожены в эвакуации, в Ульяновске, при загадочных обстоятельствах. Известно лишь, что руководители Большеволжского участка канала Василий Некрасов и Яхромского Дмитрий Агафонов отчитались по инстанции о выполнении задания. Если что-то и не получилось, могли об этом умалчивать (результат невыполнения указаний Верховного предсказуем). Одно можно сказать точно: водосброс через Яхрому позволил понизить уровень и взломать лед на всех шести подмосковных водохранилищах (так же, как и на Иваньковском).
Независимо от точки подъема на трубе под каналом, последствия затопления были чудовищными. Как во время памятного весеннего паводка на Лене (когда был затоплен город Ленск), с той лишь разницей, что все происходило в сорокаградусный мороз.
– Люди могли гибнуть, даже если дом чуть подтоплен, – говорит профессор-реаниматолог Фарит Галеев. – Стоит человеку в сорокаградусный мороз полчаса простоять по колено в воде, он уже труп.
Когда я беседую на эту тему с профессиональными военными, мне часто говорят, что педалировать тему гибели гражданского населения не имеет смысла. Мол, гибель мирного населения неизбежна. Из 27 миллионов жертв войны почти две трети находятся за пределами штатной численности РККА. Штурм любого села – это артобстрел, в котором гибнут прежде всего жители этого села.

Смерть без шлюзов

Когда я пытался выяснить зону затопления (и ориентировочное количество жертв) у старых жителей села Карманова, расположенного на реке Сестре, они обратили мое внимание на совершенно другие жертвы.
– Видите тот холм? Там просто скелеты внавалку! – мне показывают на небольшой холмик на берегу Сестры. – Там лежат каналармейцы.
– Красноармейцы?
– Нет, каналармейцы!
Жертв строительства этого канала, построенного незадолго до Великой Отечественной, вполне можно причислить к жертвам обороны Москвы. Тем более, что число погибших здесь на порядок превышает количество жертв сталинских затоплений осени 1941 года. Историки оценивают количество погибших каналармейцев как минимум в 700 тысяч человек (многие придерживаются оценок в полтора миллиона).
Жизнь заключенного «на общих работах» редко продолжалась более шести месяцев. Каждый лагерь, каждая «подкомандировка» (как в том же Карманове на берегу Сестры) окружена огромными рвами с могилами погибших зэков. Выжить могли только «козлы» (сотрудничавшие с администрацией и пролезшие на административные должности), стукачи и «придурки». Так называли тех, кто устроился на хлеборезку, кухню, на должность киномеханика. Или музыкантом в оркестр. В новом документальном фильме «Из воды и водою, или частная тюрьма для воды» (режиссер – Антон Васильев) есть потрясающий кадр: умирающие зэки бегут с тачками, а на парапете строящегося шлюза играет духовой оркестр – чтобы веселее было умирать. И названия сохранившихся поселков соответствовали темпам гибели от изнурительного труда: Темпы, Соревнование, Каналстрой, Трудовая-Северная…
В Москве массовые захоронения находятся там, где больше всего погибало зэков: вокруг шлюзов канала «Москва-Волга». Мало кому известные захоронения расположены в Нижних Мневниках, у 9-го шлюза (за нынешним рестораном «Ермак»), в парке «Покровское-Глебово», между 7-м и 8-м шлюзами, на берегу речки Химки.
На строительстве 10-го шлюза, в Перерве, было два отдельных лагеря: один – для священников, другой – для «шпионов», в основном сотрудников Коминтерна. Лагерь для «шпионов» располагался на нынешней улице Гурьянова (неподалеку от дома, взорванного осенью в 1999-го). Второй – для священников – ниже по течению, на другом берегу Москвы-реки, у восточного входа в парк «Коломенское». Хоронили зэков на нынешней Коломенской набережной, у верхних ворот 10-го шлюза. Впрочем, погибающих было так много, что все окрестные рвы в Коломенском были заняты трупами. Речники рассказывают, что после каждого весеннего водосброса скелеты зэков можно увидеть на обнажающихся склонах парка «Коломенское».
Жители подмосковного поселка Летчик-Испытатель (около 6-го шлюза) рассказывают, как прошлым летом «новые русские», завладев бывшим колхозным полем с могильным курганом, по ночам тайно хоронили трупы, обнаруженные при строительстве фундаментов под коттеджи.
Через два года после начала строительства канала был издан приказ №359 от 03.07.1934 по Дмитлагу (так назывались подразделение ГУЛАГа, в ведении которого находился «Волгострой», позднее переименованный в «Каналстрой»). Вот что там написано по этому поводу: «Вопросу отвода участков под захоронения со стороны начальников строительных районов и участков не уделяется должного внимания, участки под кладбища занимаются произвольно, без учета охранной зоны канала и расположения водоисточников, кладбища не окопаны, не обнесены изгородью, захоронения трупов производятся небрежно, особенно в зимнее время».
В приказе говорилось, в частности, о захоронениях в Южном строительном районе на Никольском и Щукинском участках. Речь идет о шлюзах №7 и №8. Никольский участок – это район нынешнего Никольского тупика (дамба через речку Химку у 7-го шлюза), а Щукинский – участок у 8-го шлюза (бывшая деревня Щукино, располагавшаяся на месте нынешнего жилищного комплекса «Алые паруса»).
Приказом №359 было предписано «в месячный срок оформить захоронения, выполняя их, по возможности, на гражданских кладбищах, а самостоятельные кладбища открывать только в крайних случаях, согласовывая их с начальниками санитарных отделений лагерей и гражданскими органами санитарного надзора». Однако умирающих зэков было так много, что ни о каких «гражданских кладбищах» не могло быть и речи. Тогда возникла и другая практика (позднее воспроизведенная при строительстве таджиками модных элитных новостроек – о чем говорилось в том же фильме «Из воды и водою, или частная тюрьма для воды»): погибающих и умиравших зэков замуровывали в бетонные основания шлюзов. Естественно, и случайно упавших со строительных лесов никто не поднимал. Медленно погибали, затягиваемые жидким бетоном (в литературе описан подобный случай на строительстве шлюза №3 в Яхроме).
О том, что это отнюдь не досужие байки, говорят свидетельства строителей, недавно прокладывавших две новые нитки тоннелей Волоколамского шоссе под каналом между 7-м и 8-м шлюзами и строивших транспортную развязку на пересечении улицы Свободы и Волоколамского шоссе. Они сталкивались и с огромными рвами, внавалку заполненными скелетами (при строительстве опор эстакады), и с замурованными в основание канала трупами (при строительстве новых тоннелей под каналом).
Когда, зная обо всем этом, едешь по тоннелю, углубляющемуся с каждым зигзагом, кажется, что тоннель спускается в ад.

Потоп, которого не было

Справедливости ради надо сказать, что затопление населенных пунктов в Подмосковье было не единственным в истории Второй мировой. Другой случай представлен в киноэпопее «Осво­бождение» Юрия Озерова. Как бы ни относиться к этому пропагандистскому творению, одна из финальных сцен этого фильма просто потрясает. Та сцена, в которой по указанию агонизирующего фюрера были открыты заслонки шлюзов на Шпрее, чтобы русские разведроты не добрались до подвалов рейхсканцелярии.
Вода сквозь открытые заслонки устремилась по тоннелям метро и городских электричек, затопляя на своем пути все станции, которые использовались жителями Берлина в качестве бомбоубежищ. В фильме мы видим подземную станцию городской электрички (S-бана) «Унтер-ден-Линден» в непосредственной близости от Рейхстага. Вода, хлынувшая по тоннелям, стремительно прибывает, а недавние враги – советские и немецкие солдаты – вместе спасают раненых и, выстраивая оцепление, выводят из затопленной станции женщин и детей (именно в этом эпизоде гибнет под водой один из главных героев фильма в исполнении Николая Олялина).
Еще худшая участь ждала Москву. Если бы с запасных путей станции Москва-Рязанская-товарная ушел спецпоезд в Куйбышев (Самару) с единственным пассажиром и его челядью, в Москве с приходом противника взорвали бы Химкинскую плотину, которая отделяет акваторию Химкинского водохранилища от вытекающей из него через парк «Покровское-Глебово» речки Химки. Уровень водохранилища – 162 метра, уровень Москвы-реки в центре Москвы – 120 метров. Сорокаметровый напор с объемом воды шести водохранилищ от Москвы до Икши смел бы все на своем пути, уничтожая все здания и сооружения вместе с их обитателями на протяжении десятков километров.
– Мы с вами сидим на третьем этаже в здании на самой высокой точке холма, – рассказывает бывший начальник управления Канала им. Москвы Иван Родионов. – Расчеты показывают, что поток воды дошел бы здесь до уровня третьего этажа, а верхние этажи многих высотных зданий в центре Москвы стоят на гораздо низшей отметке.
– А Кремль?
Родионов только разводит руками.
После войны идею затопления столицы России стали приписывать Гитлеру. У московского драматурга и режиссера Андрея Вишневского появилась даже пьеса «Moskauersee» о жизни в послевоенной Москве (на озере, образовавшемся после победы Гитлера). Однако затопление столицы силами войск НКВД было неизбежным именно после отъезда Сталина. К таким процедурам готовились очень тщательно.
– Когда в восьмидесятые годы разбирали старый мост на Дмитровском шоссе, в его основании нашли десятки тонн взрывчатки, пролежавшей в насыпи еще с войны, – говорит Валентин Барковский.
Сколько тонн взрывчатки лежит в насыпи Химкинской плотины, неизвестно. Плотина в парке «Покровское-Глебово» до сих пор опутана ограждениями с колючей проволокой и круглосуточно охраняется автоматчиками.


Редакция благодарит за помощь в подготовке материала ФГУП «Канал им. Москвы»


Искандер Кузеев
 

 

 

Save

Сьяны: в гостях у Системы

NovayaGazeta.ru

05-07-2013 13:34:00
Сьяны: в гостях у Системы

После посещения подземной московской речки Неглинки корреспондент «Новой» исследовала полости сьяновских каменоломень и прошла четыре испытания для чайников

«Здесь, в Сьянах, все на «ты» независимо от возраста и социального статуса, — говорит Макс. — Под землёй все равны. И вот что: ничему не удивляйся! Тут можно увидеть всё что угодно. Я однажды встретил здесь девушку с семью питбулями! Подумал было, что пить надо меньше, но нет — она на самом деле притащила в пещеры семь собак. Как их спустила — загадка…»

С журналом. Слева направо: Михалыч, Анка, Рэд, Апостол
%image_alt%
Так спят на Остановке первого вагона. Михалыч
%image_alt%
Начало Щучки
%image_alt%
Апостол
%image_alt%
Макс и Михалыч в гроте
Карта сьяны съяны Сьяновские каменоломни новая
Карта
http://santosha.no-ip.info:90/wordpress/wp-content/uploads/-000//1/1373017393_887739_36.jpg%image_alt%
Аристарх
%image_alt%
Типичный плакат
%image_alt%
Макс в Кармане
%image_alt%
Он же — на шесте в Большом колоннике

Сьяновские каменоломни — одна из крупнейших Систем искусственных пещер не только в Подмосковье, но и во всей России. Основные разработки там велись в 15-16 веке, и известняк, добываемый в этих каменоломнях, шёл на строительство Москвы белокаменной. У спелестологов (исследователей рукотворных пещер и других подземных сооружений в горных породах; не стоит путать их со спелеологами — исследователями пещер природного происхождения — П.Д.) интерес к Сьянам возник в 1960-х годах, но в 1974-м по инициативе властей все входы в Систему были засыпаны на долгие 14 лет. Новая история Сьян начинается с 1988 года, когда силами энтузиастов были вскрыты входы в Систему. На сегодняшний день вход в Сьяны один — «Кошачий лаз», облагороженный подземными обитателями в 2007 году.

Сейчас общая длина ходов Сьяновской Системы составляет около 19 км (по другим данным — все 30). Система нестабильна: аборигены постоянно прорывают новые лазы, а старые порой заваливает. Подробная карта Сьян, созданная в 2001 году, даёт представление о расположении основных достопримечательностей, но за двенадцать лет в каменоломнях изменилось — и продолжает меняться — многое. Поэтому без опытного проводника туда не стоит даже соваться. Моим гидом становится Макс, он же Рэд, диггер и по совместительству спелестолог. Лазит по Системе он недавно — с декабря, но, проводя там по несколько суток каждую неделю, научился ориентироваться в пещерах не хуже любого старожила.

Температура в Сьянах постоянная — 8-10 градусов, влажность — 80%. Во время движения холод не ощущается, предупреждает меня Макс, но при остановках пробирает до костей, поэтому я одеваюсь соответственно — тяжёлые берцы, термокофта и штаны с множеством карманов. С собой беру толстовку, куртку и бандану — чтобы не пришлось долго и мучительно вычищать из волос глину. Одеваясь, нужно учесть, что спустя несколько часов, проведённых в Сьянах, чистым вряд ли останется хоть один клочок одежды.
В числе вещей, которые необходимо захватить с собой, — налобный фонарик с несколькими комплектами батареек, свечи, зажигалка, спички и два вида перчаток — хозяйственные и кожаные, вроде велосипедных. Всё остальное — туристическое снаряжение и продовольствие — Макс берёт на себя.

Около десяти вечера у станции метро, откуда ходят автобусы до нужной деревни, меня встречают Рэд и его друг — парень по прозвищу Апостол №13. Последний демонстрирует свежие синяки на пальцах — чтобы вовремя успеть к месту встречи, ему пришлось руками раздвигать двери некстати застрявшего лифта. Судя по всему, такое приключение не является для него чем-то из ряда вон выходящим. Как я узнаю позже, у Апостола есть две примечательные черты: во-первых, в пещерах он всё время носит с собой маленькую колонку, из которой звучит музыка самых разных жанров — от попсы 90-х до хардкора, но непременно на полную громкость. А во-вторых, он обладает свойством находить ценные вещи на, казалось бы, пустом пространстве. Отлучиться за угол и вернуться с флягой спирта, кошельком, полным денег, и каким-нибудь раритетным противогазом. Природу этой своей особенности не может объяснить даже сам Апостол.

Контролёр — добродушного вида пожилая женщина — встречает моих спутников, как старых друзей.

— На этом маршруте контролёры знают в лицо всех, кто часто ездит в Сьяны, — объясняет Макс. — На открытие и закрытие сезона они вообще не пускают пассажиров без снаряги и рюкзаков в заднюю часть автобуса — эти места зарезервированы для лазающей братии.

— Чего здесь только ни вытворяли, в этих автобусах! — добавляет Апостол. — Видите, как высоко багажные полки расположены? Их не так давно подняли — раньше, помню, я всю дорогу порой на этих полках ездил.

Сезон, о котором говорит Макс, — это зима: Сьяны кажутся тёплым местечком по сравнению с улицей, да и народ летом обычно разъезжается кто куда. Открытие и закрытие обычно происходит в ноябре и феврале. Мои спутники утверждают, что на этих мероприятиях количество людей в Системе может достигать полутора-двух тысяч человек, в то время как обычно в выходные в Системе находятся всего несколько десятков. Мы же едем туда в будний день, — точнее, ночь, — и потому наши шансы наткнуться на других спелестологов, кроме нескольких друзей, ожидающих моих спутников в пещерах, невелики. Рэд уверяет, что ночь — лучшее время для «заброса»: усталость не ощущается. По его прикидкам, мы должны выйти на поверхность в 6-7 утра.

От нужной остановки нам предстоит некоторое время пройти пешком вдоль шоссе, затем пересечь плотину на реке, а оттуда до входа в Сьяны рукой подать. Пока мы идём, небо то и дело освещают удивительно яркие зарницы.

— Это Перун разгулялся, — серьёзно говорит Макс. Выясняется, что он язычник.

Ребята безошибочно ориентируются в темноте, выбирая малозаметные тропинки. На подходе к Кошачьему лазу, или Кошачке, на шею Максу неожиданно кидается растрёпанная рыжеволосая девушка — его старая знакомая, Анка по прозвищу Бесстыжая. Рядом прямо на траве дремлет мужчина в синем костюме, которого называют Михалычем. Оказывается, они специально вышли из пещер навстречу Рэду и Апостолу.

Начавшийся дождь заставляет нас забежать под крышу автобусной остановки, заботливо установленной кем-то над напоминающим колодец лазом. Там установлены скамейка и стол, на котором лежат бесхозные перчатки, наколенники и налокотники. Перед заброской мне выдают чью-то куртку. Мы перекладываем ценные вещи в застёгивающиеся карманы или в рюкзаки, выключаем телефоны — под землёй сигнал всё равно не ловит, — повязываем банданы, нацепляем на лоб фонарики и спускаемся на десяток метров под землю.

Первое, что ждёт посетителей Сьян после спуска — это растрёпанная тетрадь. Туда записываются все, кто входит в Систему — для того, чтобы в случае чего спасатели знали, сколько человек им нужно искать в пещерах. Несколько раз, когда из-за опрометчиво разведённого кем-то огня ходы заполнял дым, только этот журнал помогал оперативно вывести всех на поверхность. Постоянные обитатели Сьян с помощью журнала могут так же узнать, кого из друзей им предстоит встретить в Системе. Когда тетрадь заканчивается, кто-то всегда приносит новую.

— А бывало так, чтобы кто-нибудь не записался и заблудился? — спрашиваю я.

— Нет, такого не припомню, — говорит Макс. — Даже у новичков, которые лезут сюда в одиночку, обычно хватает ума записаться. Порой люди игнорируют журнал, если забрасываются на короткое время — на пару часов, — но, на мой взгляд, это неправильно. Я, даже если просто выхожу до ближайшего магазина, всегда делаю отметку о выходе.

На пути в глубь Системы на стенах друг за другом прикреплены три таблички со сводом правил. Вот эти правила:

1. Запишитесь в журнале: кратко, разборчиво, цензурно.

2. Имейте при себе не менее двух источников света!

3. Сначала научитесь ходить сами, а потом водите других!

4. Делайте полезное для Системы! (именно так — с большой буквы. — П.Д.) Уважайте труд других людей!

5. Ведите себя вежливо и корректно. Нельзя светить в глаза незнакомым людям и требовать водку. («Требовать — нельзя, а вот просить — пожалуйста» — объясняют мне)

6. Уважайте старших.

7. Мат — под запрет! (Это правило игнорируют все)

8. Отдыхаешь сам — не мешай другим.

9. Не рисуйте на стенах! (Дело в том, что стены покрывают условные знаки, помогающие ориентироваться по карте)

10. Не сори в Системе! Выноси мусор из-под земли!

— Здесь, в Сьянах, все на «ты» независимо от возраста и социального статуса, — говорит Макс. — Под землёй все равны. И вот что: ничему не удивляйся!

Тут можно увидеть всё что угодно. Я однажды встретил здесь девушку с семью питбулями! Подумал было, что пить надо меньше, но нет — она на самом деле притащила в пещеры семь собак. Как их спустила — загадка.

Мне встречались тут профессора — преподаватели престижных вузов, — и музыканты с самыми разными инструментами. Гитары — ещё ладно, но люди ухитряются протаскивать сюда и барабаны, и саксофоны! А некоторые приходят в пещеры, чтобы спать. Здесь, в таком климате, удивительно хорошо спится.

Первое, что бросается в глаза при первом посещении Сьян — множество табличек с названиями улиц и номерами домов, наименованиями населённых пунктов, названиями кабинетов в учреждениях, вывесок магазинов, дорожных знаков и рекламных баннеров. Обитатели каменоломен украшают своё пристанище, как могут.

Система представляет собой целый подземный город — с улицами-штреками, домами — гротами (общими и частными) и общественными местами. Есть два колонных зала, трактир, туалеты, водокапы — места сбора питьевой воды, — и бесчисленное множество достопримечательностей. Чтобы обойти их все, не хватит не то что одной ночи, но и одной недели. Именно поэтому люди ездят в Сьяны регулярно.

— Мы все, отправляясь сюда в первый раз, забыли купить вакцину, и вот мы — типичная сьянь! — констатируют они. Словом «сьянь» называются те, кто влюблён в Систему и всё свободное время посвящает ей.

Слово «Система» означает не только собственно Систему пещер, но и особую Систему традиций и взаимоотношений, царящую в Сьянах. К примеру, одним из правил местного этикета является при встрече желать друг другу не доброго утра, дня или вечера, а доброго времени суток, или попросту «Доброго». Сьяновцы утверждают, что Система — живой организм со своей собственной логикой, воздающий каждому по заслугам. Макс приводит в пример своего знакомого, хвалившегося своим знанием пещер и утверждавшего, что под землёй ему ничего не страшно. Система послала ему явное предупреждение: однажды прямо перед ним рухнула огромная плита, что поумерило его спесь. Но если относиться к каменоломням уважительно, они ответят тем же.

Мы углубляемся в пещеры по извилистым штрекам. Кое-где можно идти по протоптанной дорожке в полный рост, не касаясь раскинутыми руками стен, а порой приходится передвигаться пригнувшись, перескакивая через завалы. Иногда встречаются огромные упавшие плиты, перегораживающие проход.

— Здесь уже давно ничего не падало, — успокаивают меня. — Главное — не ковырять стены и потолок.

Есть многотонные плиты, которые держатся на одном крошечном камушке, и если его сдвинуть… никто не знает, что тогда будет. Может быть, ничего. А может, полСистемы завалит. А вот на юго-востоке Системы есть так называемые Штреки смерти, где порода ещё не устоялась.

Туда лезть вообще не рекомендуется — велик шанс поймать пару тонн булыжников себе на голову.

Ходы бывают трёх видов: собственно штрек, позволяющий идти в полный рост или немного пригнувшись, «ракоход», где необходимо пробираться на четвереньках или согнувшись в три погибели, и шкуродёр, или попросту «шкура» — очень узкий лаз, в котором требуется ползти по-пластунски, и преодолеть его может лишь поджарый человек. Первые два типа — самые распространённые в Сьянах, причём первый иногда неожиданно переходит во второй.

Если вы не заметили, как снизился потолок, и ударились о него головой — нужно не ругаться, а вежливо поздороваться с Системой.

Самый же известный в Сьянах шкуродёр — это 10-метровая Щучка, преодоление которой входит в обряд посвящения новичков.

Тем временем мы, минуя местечко под названием Севки, «Автобусную остановку» — место, где собрано множество утащенных с разных остановок табличек с расписаниями маршрутного транспорта, — и «Детей» — коллекцию знаков «Осторожно, дети!» — подходим к «Остановке первого вагона». Это что-то вроде общей гостиной — здесь есть деревянные скамейки и каменные «лежанки», а посередине стоит булыжник с зафиксированной на нём свечой. Свеча уже подходит к концу, и мои спутники, зажигая её, оставляют рядом новую. Здесь мы делаем первый привал — скидываем рюкзаки и выключаем фонарики, оставляя в качестве источника света лишь огонёк свечи. Михалыч, расположившись на каменном ложе, демонстрирует, как можно здесь спать.

— Ну что, споём наш гимн? — предлагает Макс, и мои спутники затягивают на мотив песни Бременских музыкантов из отечественного мультфильма:

Ничего на свете лучше нету,

Чем бродить в Системе да без света,

Водку жрать с летучими мышами,

Разгребать завалы лишь руками!

Наш ковёр — из камушков поляна,

Наши стены — штреки-великаны,

Наша крыша едет год от года,

Всё равно в Сьянах полно народа!

Мы свою Систему не забудем,

Спирт и счастье мы себе добудем.

Нам Кремля заплёванные стены

Не заменят Сьяновской Системы!

Если ты с заброски не вернешься,

В Севках снова что-то упадет,

Над твоей плитой мы дружно охнем:

«Не горюй, брат, все мы здесь подохнем!»

Буль! Буль-буль! Шмяк!

Судя по энтузиазму, с которым ребята исполняют последнюю строчку, такая перспектива их ничуть не пугает.

— Летучие мыши в первом куплете являются компанией или закуской? — интересуюсь я.

— Я размышлял над этим вопросом, — отвечает Апостол, — И пришёл к выводу, что первое плавно переходит во второе!

— А что означает припев?

Вместо ответа Апостол, запрокидывая голову, вливает в себя бутылку пива и изображает падение на утоптанный пол. Это действие объясняет смысл загадочных междометий лучше любых слов.

Наш путь лежит к Щучке — первому пункту в обряде посвящения. Я отдаю ребятам, идущим в обход, рюкзак и фотоаппарат, застёгиваю куртку — чтобы не зацепиться, — и, вытянув вперёд руки, ввинчиваюсь в лаз. Он настолько узок, что оттолкнуться локтями и коленями не получается — приходится извиваться всем телом, чтобы продвигаться вперёд.

— Какие главные враги спелестолога? — тоном школьного учителя спрашивает ползущий сзади Рэд.

— Торопливость и паника, — как примерная ученица, озвучиваю я усвоенный ещё в подземной речке постулат. Впрочем, человеку худощавого телосложения, не страдающему клаустрофобией, в Щучке не грозит ни то, ни другое — окружающий камень кажется вполне надёжным. В шкуродёре напрочь теряется ощущения расстояния — до того, как увидишь выход в штрек, не поймёшь, сколько метров прополз. Легенда гласит, что прошедший Щучку вспомнит обстоятельства своего рождения или откроет в себе сверхспособности. Так вот, ничего подобного.

Первое испытание преодолевается без особого труда — как выяснилось позже, оно было самым лёгким. После этого мы, минуя местный маленький Стоунхендж и водокап — большое корыто, наполненное минерализированной пресной водой, просачивающейся с потолка — идём в грот с милым женским именем, принадлежащий Максу, Апостолу и его друзьям.

Частные гроты находятся в стороне от основных магистралей, и вероятность случайно забрести в один из них невелика. Но если такое случится, грот лучше покинуть — это то же самое, что заглянуть в чью-то незапертую квартиру. Гроты любовно отделывают и обустраивают, в них хранят предметы быта и продовольствие. Названия местных жилищ не поддаются никакому логическому осмыслению: «Где нож», «Склиф», «Биг-Фут», «Жизнь», «Пьянот», «Мужик», «Убийство»… И это только цензурные наименования.

В гроте моих проводников есть стол, скамейки и спальное место — плато высотой около метра над полом, накрытое в несколько слоёв чем-то вроде поролона, где могут свободно разместиться три человека. Каменная кладка стены украшена свечками и ёлочными игрушками, а к потолку прикреплена верхушка искусственной ёлки. Откуда-то то и дело извлекаются самые неожиданные предметы — тёплое одеяло, газовая горелка, бутылка водки, банка тушёнки, которую тут же жарят с гречкой.

«Трезвым по Системе ходить нельзя!» — под таким лозунгом пьют мои спутники. Я — «при исполнении», и для меня символически разводят в стопке колы несколько капель водки — чтобы не обижать Систему.

Пока готовится ужин, я разговариваю с рыжей Анкой и молчаливым Михалычем. За свои 20 лет девушка успела многое: ходила в походы, каталась зацепом на электричках, взбиралась на крыши. А четыре месяца назад решила сбежать от своих проблем в Сьяны, о которых слышала от брата, и влюбилась в пещеры-каменоломни. Здесь она познакомилась с Максом, Апостолом и остальными. Михалыч, по его собственному выражению, был в Сьянах два с половиной раза, и первый — много лет назад.

Есть в гроте и карта в водонепроницаемом файлике, составленная в 2000-2001 годах. Глядя на неё, я примерно представляю наш маршрут и восхищаюсь способностями моих спутников ориентироваться на местности: кажется, я одна мгновенно потерялась бы в хитросплетении ходов, а Макс и Апостол идут по Системе, не задумываясь.

Отдохнув в гроте, мы оставляем там рюкзаки и через «Мышку» — ещё более узкий, чем Щучка, шкуродёр длиной всего пару метров, строение которого вынуждает пролезать на боку, — отправляемся к Аристарху.

В небольшом гроте на каменной плите, подвешенной на четырёх цепях, лежит набитый глиной костюм химзащиты, увенчанный полуразрушенным человеческим черепом в строительной каске и противогазе. Это Аристарх, местное божество.

Все приходящие приносят ему жертвы в виде монет, сигарет и памятных мелочей. Кое-кто прячет в складках костюма крупные купюры или записки с пожеланиями. Не возбраняется разжиться у Аристарха сигаретами, имеющими свойство в Сьянах очень быстро заканчиваться независимо от своего первоначального количества, или деньгами, если не хватает на обратную дорогу.

— Подхожу я однажды к Аристарху после нескольких дней в Системе, — рассказывает Рэд, — а тут стоит девушка и качает его вместе с плитой. Я смотрю — а на Аристархе лежит грудной младенец! Девушка и говорит:

«Представляешь, уже четыре часа его качаю. Когда снимаю — начинает орать, а на Аристархе успокаивается».

Не знаю, сколько ещё ей плиту качать пришлось…

Согласно легендам, изначально на плите покоился целый скелет, впоследствии растащенный на сувениры. Откуда он взялся в пещерах, никто не может сказать наверняка. Кто-то утверждает, что это труп рабочего 16 века, другие говорят, что его обладатель погиб в Сьянах в военное время, третьи полагают, что череп вообще женский и был принесён в пещеры студентами-медиками. Достоверно известно лишь одно: Аристарх — местный бог, с которым считаются и которого уважают.

Где ещё рассказывать страшные истории, как не в непосредственной близости от человеческих останков? Макс просит нас с Анкой (Апостол и Михалыч пошли другой дорогой) погасить фонарики и повествует о местных легендах — Белом спелеологе, помогающем заблудившимся в пещерах, и Двуликой — женской фигуре с двумя лицами: красивой девушки и безобразной старухи. Если заплутал, она выведет к знакомым местам в облике прекрасной незнакомки, но, как только узнал местность — беги, а не то повернётся страшной стороной и заведёт ещё дальше.

— С Двуликой пока не встречался, — говорит Рэд, — а вот с Белым спелеологом довелось однажды. Бродил я по Системе, остановился передохнуть, а тут ко мне мужик какой-то подходит. Я его не разглядел — темно было, увидел только, что он в белое одет. Поговорили с ним о жизни, выпили вместе… А потом я оборачиваюсь — а его нигде нет. Штрек прямой, уйти бы он не успел незаметно… Тут я и понял, с кем имел дело.

Чтобы разрядить обстановку, наш проводник рассказывает о том, как старожилы шутят над новичками. Не над своими — это считается моветоном, а вот до полусмерти напугать группу «чайников» под предводительством другого опытного спелестолога — святое дело.

— Способ первый, — повествует Макс. — Слышишь, что за поворотом группа чайников, выключаешь фонарик и тихонечко к ним подходишь.

«Доброго, ребята, — говоришь, — не найдётся чего выпить?» Тебе наливают и, конечно, спрашивают — а ты чего, мол, без света ходишь? А ты им в ответ: «Ну, живой был — тоже со светом ходил». Орут громко, бегут далеко.

Второй способ — пробегаешь мимо кучки новичков с безумными глазами и громким криком, расталкивая всех на своём пути. Они первые несколько секунд стоят в ступоре, а потом с истошными воплями бегут за тобой. И тут останавливаешься, поворачиваешься к ним и спокойно спрашиваешь: «А вы куда бежите?» «А ты куда?» — офигевают они, уверенные, что за тобой сам дьявол гонится. А ты и говоришь — за спиртом, мол, — и бежишь себе дальше.

Посмеявшись, мы продолжаем путь к оставшимся трём испытаниям, входящим в отряд посвящения. Впрочем, по пути Рэд предлагает нам сесть на землю и выключить фонарики.

— А теперь подумайте, — говорит он. — Мы находимся в двадцати метрах под землёй. Здесь никогда не было солнечного света. Абсолютная темнота. Вы можете закрыть глаза, и ничего не изменится.

В глазах вспыхивают галлюцинации — кажется, что ты видишь каменную кладку и своих спутников, но это лишь иллюзия. Таким образом мозг пытается восполнить недостающие сигналы от главного органа чувств. Создаётся впечатление, что если посидеть так некоторое время, можно сойти с ума. Чтобы избежать этого, мы вновь включаем свет и направляемся в северо-восточную часть Системы — в грот Громова, где нас ждут Михалыч и Апостол.

В этом гроте мне предстоит пройти второе испытание — стену препятствий. Нужно преодолеть несколько метров по отвесной стене, демонстрируя чудеса ловкости и растяжки, цепляясь за едва заметные выступы в камне. Объясняя последовательность действий, Макс преодолевает испытание играючи, но на практике всё оказывается намного сложнее, чем в теории: кое-где мне банально не хватает роста и длины ног, чтобы дотянуться до какого-нибудь выдающегося участка стены. Только благодаря помощи Макса мне удаётся добраться до конца «полосы препятствий». Тем не менее, меня поздравляют аплодисментами — половина посвящения пройдена.

Совсем рядом с гротом Громова располагаются оставшиеся два объекта — Карман и Курилка. Для того чтобы попасть в Карман, нужно ногами вперёд ввинтиться в отверстие в полу, причём расположено оно так, что предварительно заглянуть туда не получается.

— Высоко там? — интересуюсь я, держась на руках.

— Метров десять есть, — «успокаивает» Макс с весёлыми глазами. — Прыгай, не бойся.

Приходится отпустить руки, отдаваясь на милость судьбы. Не проходит и сотой доли секунды, как ноги мягко пружинят о землю, и я вползаю в узкий каменный карман, позволяющий принять только горизонтальное положение. Я не понимаю, что примечательного в этом месте и, тем более, почему оно входит в комплекс испытаний, пока вслед за мной не спускается Рэд вниз головой.

— Только представь, — говорит он, ложась рядом со мной, — Над нами 35 метров сплошного камня плюс слой дёрна, деревня, где сейчас все спят. Здесь, в этом кармане, были всего несколько тысяч человек. Впечатляет, не правда ли?

Вылезти из Кармана куда сложнее, чем залезть в него — нужны очень сильные руки. Но на этом приключения не заканчиваются: нам предстоит четвёртый, последний, пункт — Курилка. Она представляет собой карстовую полость, к которой ведёт очень узкая вертикальная расщелина. Впрочем, после остальных препятствий она преодолевается играючи.

Если из Курилки посмотреть наверх, то можно увидеть кусок чьего-то окаменелого позвоночника, вмурованный в потолок.

Чайник, прошедший все четыре испытания, получает гордое звание сьяни и становится просто новичком.

После обряда посвящения наш путь лежит в Большой колонник — огромный грот, в котором проходят все массовые мероприятия: дискотеки, концерты. Он примечателен тем, что в нём есть барная стойка, шест для стриптиза и старая швабра — для танцев на шесте в духе «Гарри Поттер-стайл», что тут же демонстрирует Макс. Сейчас в Колоннике безлюдно и тихо — если не считать музыки, доносящейся из колонки Апостола, — и сложно представить здесь толпу танцующих людей.

Время под землёй летит незаметно, и когда мы возвращаемся в грот, оказывается, что уже полседьмого утра. «Выбрасываться» на поверхность уже ни у кого нет сил, и мы ложимся спать, обнявшись для сохранения тепла и накрывшись одеялами и покрывалами, которые есть в гроте. Обычно для этих целей берут спальники и палатки, но нам приходится довольствоваться тем, что есть. Впрочем, вскоре холод продирает до костей, несмотря на все попытки согреться, и около десяти утра мы направляемся к Кошачьему лазу.

После царства темноты и холода глаза долго привыкают к солнечному свету, а тело — к жаркому майскому дню. Теперь передо мной во всей красе предстаёт то, что было скрыто ночью: огромная свалка возле входа в пещеры.

— Это ещё ничего, — говорит Макс. — Каждую весну здесь проводятся субботники, обитатели Сьян своими силами собирают весь мусор и вывозят на специально нанятой машине.

Рэд утверждает, что этой ночью мы обошли половину Системы. Конечно, там осталось много достопримечательностей, которые я не успела посмотреть — настоящий храм, освящённый православным священником, загадочное место под названием «Глаза Системы», пункт с говорящим наименованием «Шиза», трактир «Три поросёнка», грот «Млечный путь» с закопчённым от сожжения рубероида потолком… Впрочем, как уже говорилось выше, на то, чтобы обойти все Сьяновские каменоломни, не хватит и месяца, и написать об этом месте можно не одну книгу.

Автор: Полина Донцова

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/58930.html