Домодедово — краеведение

с сайта is-tok.ru

 

Главная » Статьи » Домодедовская история » Былое 


Дворцовая волость. Белый камень с берегов Пахры и Рожая

Специфика домодедовской земли состоит в том, что в ее недрах спрятаны крупные залежи известняка – осадочной горной породы, образовавшейся в результате отвердения карбонатных илов с примесью песчаных частиц, окаменелых остатков скелетов ископаемых организмов. Наиболее богатые и уникальные их отложения расположены по берегам реки Пахры ниже села Ям в районе селений Съяново, Камкино, Киселиха, Новлинское, Колычево, Семивраги, Куприяниха, а также на реке Рожай близ села Никитское.
 
Благодаря его качествам известняк можно колоть и пилить, получая в результате строительные блоки нужных размеров, достаточно прочные и устойчивые к атмосферным воздействиям. Цвет его обычно белый, но различного рода примеси могут придавать ему разные оттенки. В очень давние времена этот белый камень называли мячковским, а начиная с XVIII в. строители делили его на собственно мячковский, пахорский (название произошло от села Пахрино) и подольский. При этом, если мячковский камень являлся наиболее мягким из них, а следовательно его легче было обрабатывать и использовать для изготовления карнизов, художественной резьбы, статуй, то подольский был более прочным и использовался благодаря этому для изготовления каменных плит (лещади), необходимых для прокладок при сооружении кирпичных колонн, лестниц, настилки полов и даже тротуаров. Пахорский же камень занимал золотую середину между мячковским и подольским; его, смотря по обстоятельствам, можно было использовать в самых различных целях.
 
Отходы обработки камня, как и специально добываемый бут, шли на строительство фундаментов, мощение улиц и дорог. Путем обжига известняка получали известь.
 
Местные жители вот уже сотни лет используют известняк в домашнем хозяйстве. В селениях района и сегодня многие дома стоят на фундаментах из известняковых блоков, а в ближайших от разработок селениях из блоков белого камня нередко сложены подсобные пристройки и погреба. Белокаменные блоки широко использовались при строительстве Воскресенской церкви села Битягово (1670-71 гг.), Никольских пятиглавой церкви села Колычево (1697 г.), села Домодедово (1731-1738 гг.), Михайловской села Акулинино (1743г.), Успенской села Шубино и Никольской села Лямцино (1794г.), Михаила Архангела села Одинцово (1800г.), Покрова Пресвятой Богородицы села Буняково (1809 г.), четырехъярусной колокольни Знаменской села Лобаново (1851 г.) и др. Но большая часть добытого здесь камня использовалась на стороне. Недавними исследованиями палеонтологов доказано, что добытый в штольнях близ деревень Съяново, Камкино, Киселиха и Новлинское камень еще в XII в. использовался для сооружения стен таких архитектурных шедевров Владимиро-Суздальского княжества, как Спасо–Преображенский собор в Переяславле-Залесском (1152-1157 гг.), Успенский (1158-1160 гг.) и Дмитровский (1194-1197 .г.) соборы во Владимире, одноглавый храм Покрова на Нерли (1165 г.) с изящной каменной резьбой, укрепления замка и собор в резиденции Андрея Боголюбского в селе Боголюбово (XII в.); а в XIII в. – собор Рождества Богородицы в Суздале (1222-1225 гг.), Георгиевский собор в Юрьеве–Польском (1230-1234 г.г.).  
 
К месту строительства камень зимой доставляли на санных обозах, а летом на судах («шитиках”) с низовий Пахры по Москве-реке поднимали до ее верховий, оттуда на лошадях перевозили до реки Клязьмы, а затем, вновь на судах, в нужное место. 30
 
По Москве-реке и Оке камень перевозили для строительства древнего Архангельского собора в Нижнем Новгороде (1277 г.).
 
Со второй половины XIII в. основным потребителем белого камня становится Москва, начиная с первой каменной церкви во имя Спаса, построенной в 1272 г. в Даниловом монастыре (в то время монастырь был еще за чертой города), затем белокаменного Успенского собора в Кремле (20-е г.г. XIV в.) и многочисленных церквей. Многие специалисты склоняются к выводу о том, что, как сам материал, употребленный на церковное строительство в Москве, так и способ кладки камня очень схожи с Владимиро-Суздальским. 31
 
Потребность в белом камне и извести резко возросла в связи с решением великого князя Дмитрия Ивановича «ставить город Москву камен” после пожара 1365 г., в котором погорели «посад весь и Кремль, и Заречье”. 
 
Белокаменный Кремль по своим размерам был близок к современному, его башни и ворота возводились почти на тех же местах, где они стоят и поныне.
 
В 1475-79 гг. итальянским архитектором и инженером Аристотелем Фиораванти на месте обветшавшего построен новый белокаменный Успенский собор.
 
В XVI –XVIIв. большая часть добываемого белого камня использовалась не для кладки стен, а в сочетании с кирпичом, что придавало новостройкам впечатление парящей невесомости. Белокаменный декор и резьба по камню породили даже новый стиль в архитектуре – нарышкинское, или московское, барокко. 
 
В смутное время промысел пришел в упадок, но во второй половине XVII в. возродился, что совпало с включением в состав Домодедовской волости села Пахрино, деревень Камкино, Киселиха, Новлинская.
 
В 1664 г. волостному приказчику А.Мерчюкову велено взять из Дворцового приказа 200 пудов железа и 6 тыс. штук «одно и двухтесных” гвоздей, «чтоб каменному делу простоя не было”. Часть добытого камня перевозилась в Москву и в государевы подмосковные села на церковное и плотинное строительство. В это время 60 саженей бута, 3600 штук белого камня и 600 бочек извести отпущено на сооружение церкви Св. мученицы Екатерины и келий в Екатерининской пустыни. В 1673 г. на государев Аптекарский двор отправлено 4 тыс. штук камня и 500 бочек извести, в с.Алексеевское 2,5 тыс. штук камня и 4,5 тыс. бочек извести. В значительных количествах известь перевезена в села Измайлово, Соколово, Котельники. Когда на просьбу Тайного приказа «приискать продажной извести для строек в селе Измайлово” приказчик ответил, что у Пахринских и Угрешского монастыря крестьян есть 3200 бочек, но они просят «по две гривны, да по пуду соли за бочку”, ему приказали «попытаться купить подешевле, но если не получится, то заплатить требуемую цену”. 32 Иногда материал отпускали ближайшим к царю боярам. И.Б.Милославскому за сельцо Золотиново (ныне деревня Пузиково), приписанное к Домодедовской волости, было отпущено три тысячи штук камня и 500 бочек извести. По просьбе Ю.И.Ромодановского, ему на строительство церкви в селе Константиновское, Рожай тож, выдали 1805 камней «белых стеновых, ломаных в Пахрине”.
 
Жители новообразованного города Никитска и округи занимались «хлебопашеством, а более ломкой и приготовлением белого камня, который отвозят для продажи в Москву и прочие ближайшие места в довольном количестве, а также упражняются в кладке каменных зданий в Москве и отходят для оной работы в Петербург и в прочие города”. 33 Об этом же свидетельствует и утвержденный Екатериной II герб города: «Три положенные отесанные белые камня, в золотом поле; в знак изобильных каменных ломок, находящихся при сем городе”.
 
Добыча камня и извести резко упала в связи с указом Петра I о запрещении «во всем государстве на несколько лет (пока в Петербурге удовольствуются строением) всякого каменного строения”, действовавшего с 1714 по 1728 г.г.
 
С возобновлением каменного строительства груженные бутом, камнем и известью подводы домодедовских крестьян вновь потянулись в Москву, где он продавался в разных местах, но в основном в белом городе, а к 1775 г. в связи с благоустройством белого города торговля строительными материалами сосредоточилась в специально отведенном месте близ Таганского рынка. 
 
Спрос на материалы особенно возрос во второй половине XVIII в., когда в Москве развернулось сразу несколько правительственных строек. Указом императрицы Елизаветы Петровны 1750 г. предусматривалось строение и починка Кремлевских дворцов. Вскоре для этого была создана специальная экспедиция, члены которой, в т.ч. и архитектор артиллерии капитан В.И.Баженов, лично осматривали местности, где «белому камню ломку производить и завод для этого завесть”. Подходящими оказались районы Верхнего Мячкова и Люберец, но старосты и крестьяне этих сел заявили, что они для ломки камня землю «отдать ни по какой цене не желают”, т.к. на этой земле находится крестьянская пашня, и где точно расположены приломы, они не знают, да и необходимого инструмента у них для этого нет. Очевидно, что это были просто отговорки, проблема же заключалась в ценах, ибо, в конце концов, они поставили условие: если им будет заплачено » по настоящей цене”, то они окажут помощь в отыскании мест, где этот камень можно добывать и вообще «усердствовать и стараться будут”.
 
Более покладистыми в этом отношении оказались домодедовцы. В ответ на повеление императрицы заготовить для кремлевского строения в дворцовых волостях 12 тыс. штук аршинной лещади и 300 бочек извести уже в мае 1750 г. крестьянин д.Новлинское «со товарищи” по наряду старосты с.Колычево через Яузский мост только в один прием провез в Кремль камень и известь на ста сорока подводах.
 
Условия поставки нередко были довольно жесткими, ибо императрица распорядилась в случае необходимости принуждать крестьян «накрепко”. Когда в 1753 г. группа крестьян, в т.ч. Степан Нефедов из деревни Новлинское, вовремя не поставили к строительству зимнего Головинского дома 3 тыс. бочек извести, их заставили выполнить обязательство, наказав «батожьем”. 34
 
В 70-е г.г. пахорский камень, наряду с мячковским и подольским, поставлялся на строительство дворцово-паркового ансамбля в селе Царицино, Петровского дворца на Петербургской дороге (ныне корпуса Военно-воздушной академии) и нового Кремлевского дворца. Одним из крупных подрядчиков по поставке бута и пахорского камня на строительство Петровского дворца был крестьянин Пахорской волости Никита Павлов. Только зимой 1776 г. архитектор Матвей Федорович Казаков принял у него 20 тыс. штук камня, лично помечая на приемных квитанциях: «Показанный камень в дело годен”. 35
 
Для Павлова эти поставки оказались делом прибыльным, и он вскоре стал московским купцом 1-й гильдии, поставив в 1788 г. к строительству Кремлевского дворца 8165 штук мячковского и пахорского камня. Для этого же дворца крестьянин деревни Новлинское Яков Андреевич Тараканов доставил на своих лошадях 6 тыс. штук пахорскай лещади, а Данил Алексеевич Колпаков из села Колычево изготовил по образцам сто тридцать восемь белокаменных балясин на площадке и наружную балюстраду.
 
Еще в 1782 г. велись работы по реставрации Китай-города, в т.ч. его стен, Ильинской и Варварской башен, Никольских ворот. В летнее время крестьяне Мячковской волости, в числе которых был Анисим Андреевич Провоторов из д. Новлинское, доставили сюда на собственных лошадях 80 кубических саженей бута, 16,4 тыс. штук мячковского и пахорского камня и лещади, две тысячи двадцатипудовых бочек извести. Если учесть, что на подводу приходилось по сорок пудов груза, т.е. почти по дюжине камней или по две бочки извести, то только для выполнения этого подряда потребовалось более трех тысяч подвод!
 
Проект заложенного В.И.Баженовым нового Кремлевского дворца остался незавершенным, а в 1838 г. «Московские ведомости” сообщили о предстоящих торгах на поставку бута, камня, извести и других строительных материалов к постройке Большого Кремлевского дворца. По замыслу императора Николая I и архитектора Константина Андреевича Тона, он должен был стать основной резиденцией императорской семьи в Москве, олицетворением богатства и силы империи. Кроме реставрированной Грановитой палаты здесь планировалось возвести пышные палаты для царской семьи, Андреевский зал, названный в честь первого русского ордена Андрея Первозванного, учрежденного Петром I, в котором бы короновались императоры и принимались послы, Екатеринской залой для императрицы и Владимирской, напоминавшей о древности русской истории. Шедевром архитектуры должен был стать Георгиевский зал, сооружаемый в честь ордена св. Георгия, учрежденного еще в 1769 г., и награжденных им.
 
Естественно, что требования к строительным материалам этой уникальной стройки, каждая деталь которой должна была стать произведением искусства, были высочайшими. Каждая лещадь, например, должна быть: 
  — определенной меры, и при доставке ее до осмотра архитектором складывать ее не полагалось, «а буде окажется оная с какими либо повреждениями или не тех качеств или не тех мер, то все количество такой лещади, не складывая вывозить немедленно вон из Кремля, а взамен оной доставить лещадь лучшего качества и не далее, как на другой день;
  — очищена от земли, годовалая, без раковин, выбоин, бугров и впадин, плотной массы, не ноздреватая, без песчаных слоев, не кремнистая, цветом желтоватая и без жил другого колера, а ровно без трещин и ссадин и чтобы при теске издавала звонкий звук;
— если в продолжение всего времени поставки из числа завезенной и принятой лещади окажется до их положения на место какие-либо ссадины или от влияния на них воздуха лопнут, то все таковые поставщики обязаны заменить другими”. 36
 
Лещадь эта закладывалась в основание многочисленных колонн дворца, ею же «для прочности” прокладывались колонны и столбы, арки и своды через определенное число рядов кирпича. Вначале ее обязались поставить подрядчики из Подольска, но обязательства своего не выполнили. Тогда с высочайшего разрешения вместо подольской использовали пахорскую.
 
В соответствии с договорами московских купцов с Московской дворцовой конторой, заключенными в мае 1838г., к Кремлевскому строению «безостановочно с берегов реки Пахры доставлялись бут, камень и известь в большом количестве”.
 
В строительстве и отделке дворца участвовали тысячи работников самых различных специальностей. Среди участников строительства, награжденных в 1849г. специальными памятными медалями, значились Поликарп Привезенов из села Акулинино, Егор Леонтьев из деревни Новлинское, Давид Дроздов и Осип Иванов из деревни Пестово, Семен Андреев и Петр Исаев из села Шубино. Во врученных им именных свидетельствах значилось: «Даю сие за моим предписанием и приложением казенной печати в том, что за бытие при построении Московского кремлевского, всемилостливейше пожалована серебряная медаль, выбитая по сему случаю для ношения в петлице на голубой ленте. Президент Московской Дворцовой конторы, Дворца Его Императорского Величества Обер-Гофмейстер и кавалер барон Л.К. Боде”. 37
 
Бут, камень, лещадь и известь заготовлялись домодедовскими крестьянами и для строительства Оружейной палаты в Кремле, зданий Московского университета на Моховой, Дома Пашкова и многих других примечательных московских строек.
 
Жители деревни Котляково долгие годы помнили «золотое времечко”, когда они неплохо заработали на поставках бутового камня для строительства Николаевского вокзала, куда его потребовалось особенно много, т.к. строился он на болотистом месте.
 
С развитием железных дорог белый камень постепенно уступал свое место в строительстве мрамору, граниту, габбро, доставлявшимся с Урала, Кавказа и Украины.
 
Но добыча его не прекращалась, а особенно по той причине, что для реставрации сложенных из него построек надежных заменителей не существует, но добывать его становилось все труднее, т.к. проломы сильно удлинились. По данным за 1877 г. с октября до святок обычно группами в три человека (двое добывали, а третий отвозил в Москву) вели добычу крестьяне Котлякова, Воеводина, Вялькова, Шишкина. В каменоломнях деревень Новлинское работало до пятидесяти человек, Старое Съяново – до сорока, Камкино – до десяти, Киселиха – до семи, Жеребятьево и Красино – по пяти человек. Вывозили камень из проломов на лошадях, а для освещения пути обычно нанимали мальчика, который шел впереди лошади со свечой. 38 Семнадцать жителей деревень Новлинское, Красино, Заборье, Киселиха и Чурилково занимались изготовлением надгробных памятников. В казенных Никитской роще и Рыбушкином овраге участки земли сдавались в аренду для добычи бута.

© краевед Геннадий Гарин «Очерки истории земли Домодедовской».

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ —

Категория: Былое | Добавил: Владимир_Шлёнсков (26.01.2009) | Автор: Г.Ф. Гарин Просмотров: 3524 | Теги: Дворцовая волость, Пахрино, Камкино, каменоломни, село Ям, Колычево, Киселиха, Никитск, Семивраги, Новлинское


Сортировать по: Дате · Названию · Рейтингу · Комментариям · Просмотрам


 
 
 

Главная » Статьи » Домодедовская история » Археология края 


В категории материалов: 14
Показано материалов: 1-14Страницы:

Так называемый Акулининский идол или каменное погрудное изваяние мужчины, обнаруженное в 1908 году в окрестностях деревень Акулинино и Долматово Подольского уезда Московской губернии и отнесенное его первыми исследователями к славянским языческим идолам, ныне экспонируется в зале №8 Государственного Исторического музея среди древностей вятичей (рис.1, б). Археология Подмосковья вып.5, 2009 г.

Археология края | Просмотров: 1902 | Добавил: Кирилл_Н | Дата: 17.01.2015 | Комментарии (1)
В окрестностях села Шубино Домодедовского района с 1 августа по 25 сентября 2013г. проводились археологические раскопки поселения, существовавшего в 12-15 веках. Этот интереснейший памятник археологии был обнаружен в ходе разведки, проведенной сотрудниками Института Археологии РАН в 2009 году. Комплекс мероприятий по изучению данного объекта был вызван надвигающимся строительством Центральной Кольцевой Автодороги (ЦКАД), которая будет проходить вблизи села Шубино и других деревень.
Археология края | Просмотров: 3012 | Добавил: Кирилл_Н | Дата: 16.01.2014 | Комментарии (1)
При прокладке кабеля вдоль р.Рожая в 2012 году, экскаватором был срыт крутой склон берега в 800м к юго-западу от д.Редькино (рис.1). В этом месте, в 30м севернее брода на изгибе реки, в русло впадает небольшой овраг, образующий мыс (рис.2), который и был поврежден при земляных работах, в результате чего образовалась отвесная стена высотой около 3м с хорошо выраженными слоями осадочных отложений. Статья о палеонтологической находке в Домодедово.
Археология края | Просмотров: 1902 | Добавил: Кирилл_Н | Дата: 28.09.2013 | Комментарии (0)
Памятники археологии городского округа Домодедово — современные добавления в охранный список. Селище Редькино-1, Данилово-1, Данилово-2, Сокольниково, Константиново. Археология Подмосковья, выпуск 8, 2012 г., стр. 204.
Археология края | Просмотров: 2210 | Добавил: Кирилл_Н | Дата: 30.03.2013 | Комментарии (0)
Борисоглебское городище (Борисоглебский погост) входит в группу городищ раннего железного века на р. Пахре Московской области. Оно было открыто в 1923г, работниками Сухановского краеведческого музея. Памятник расположен па правом берегу Пахры при впадении в нее ручья (в 5 км от города Подольска примерно в 800 м от известного Щербинского городища). М. В. Горбаневский, Д. С. Фролов. «Советская археология», выпуск 2, 1975 г.
Археология края | Просмотров: 3496 | Добавил: Кирилл_Н | Дата: 29.03.2013 | Комментарии (0)
В 1968—1970 гг. автором были произведены раскопки 26 курганов в группе у с Битягово Домодедовского р-на Московской области. Ранее, до раскопок, в этой группе подмосковных курганов насчитывалось 65 насыпей, из которых 25 курганов было исследовано. (В 1930 г. В. А. Городцовым и в 1932 г. А. П. Смирновым). Р. Л. Розенфельдт. «Советская археология», выпуск 1, 1973 г.
Археология края | Просмотров: 3583 | Добавил: Кирилл_Н | Дата: 29.03.2013 | Комментарии (0)
Во время работы над археологической картой Московской области автору встретились в архиве В. А. Городцова неопубликованные материалы раскопок курганов у с. Битягово в 1930 г. Раскопки производил В. А. Городцов. Село находится в Подольском районе на левом берегу р. Рожай, правого притока р. Пахры. В Подмосковье этот район известен средоточием курганов, и он не раз привлекал внимание В. А. Городцова. Здесь во второй курганной группе у с. Мещерского, В. А. Городцов нашел самый поздний из известных вариантов вятических семилопастных височных колец . Статья Р. Л. Розенфельдт. «Советская археология», 1963г, №4.
Археология края | Просмотров: 3056 | Добавил: Кирилл_Н | Дата: 09.01.2013 | Комментарии (0)
В связи с большими строительными и планировочными работами в Подмосковье за последние годы неоднократно отмечались случаи разрушения археологических памятников. Особенно часто разрушаются курганные группы, которые нередко служат и объектом самовольных раскопок. Из полутора тысяч известных к настоящему времени в Подмосковье курганных групп примерно около четверти не сохранилось. Курганы раскопаны археологами, разрушены при землеустроительных работах, многие раскопаны кладоискателями. Только незначительное количество вещей из разрушенных курганов поступает в собрания, большая часть материала исчезает бесследно. Р. Л. Розенфельдт. «Советская археология», 1966г., №4. В статье упоминается Никитская курганная группа.
Археология края | Просмотров: 2234 | Добавил: Кирилл_Н | Дата: 09.01.2013 | Комментарии (0)
Среди памятников раннего железного века бассейна р. Пахры (приток р. Москвы) хуже других изучено Борисоглебское городище, расположенное рядом с полностью исследованным Щербинским городищем. В 2 км к востоку от г. Подольска (на территории Домодедовского района — прим. ред.), на правом берегу р. Пахры. Работы на памятнике были затруднены наличием на его площадке современного кладбища. Проведенная нами в 1964 г. шурфовка склонов Борисоглебского городища и сбор подъемного материала в последующие годы дали значительное число находок. Статья  Р. Л. Розенфельдт. «Советская археология», №2, 1972 г.
Археология края | Просмотров: 2314 | Добавил: Кирилл_Н | Дата: 30.12.2012 | Комментарии (0)
Село Ям
Каменный мост в селе ЯмПутешествуя около двадцати лет тому назад по Псковскому краю, в одном из краеведческих музеев я увидел большую и очень подробную карту южного Подмосковья с изображением на ней сражений Отечественной войны 1812 года, принадлежавшую одному из генералов Кутузова. В течение часа я рассматривал эту карту своих родных мест, изучая старые названия сел и мест сражений, и вновь возвращался к центральной точке, откуда я ее начал рассматривать, — к селу Старофроловский Ям (так село называлось в начале XIX века, или просто Старый Ям). Село Старофроловский Ям стало так называться после слияния Старофроловского погоста с селом Ям.
 
В XVII веке село называлось Пахра: село Пахра на Старом Яму, село Пахра на реке Пахре, как город Москва на реке Москве. Именно на пересечении Большой Каширской дороги с рекою Пахрой возникло это старинное село с местом отдыха ямщиков, постоялыми дворами и конюшнями.
 
Но село Ям не стало городом Пахрой, Пахринском или Старофролов-ском в отличие от села Подол, ставшего городом Подольском, лежащим на пересечении Большой Серпуховской дороги с рекою Пахрой. Такова историческая судьба села Ям, но оно и не исчезло, как, например, село Пахрино (Пехрино). От Пехрино идет и название Пехрянской десятины.
 
В писцовых книгах 1680-1681 гг. сказано: «церковная Архангельская пашня припущена к дворцовой десятиной пашне села Пахрино, а сено велено косить Фроловскому попу, что на Старом Яму, вместо взятого у него сенного покоса в село Пахрино» (Писц. кн. 640).
 
По приходным книгам Патриаршего казенного приказа «Жилых данных церквей» за 1628 г. значится: «церковь Фрола и Лавра в государеве дворцовом селе на Старом Яму, на Каширской дороге, дани 4 алт. 5 ден., кормовая гривна», в 1633 г. пишется: «церковь… на реке Пахре, на Старом Яму, дани 3 руб. 11 алт. 4 ден., заезда гривна» (Патр. прик. кн. 2). Под 1643 г. отмечено: «ноября в 7 день, по указу Святейшего Иосифа патриарха Московского, а по челобитью за пометою дьяка Григория Одинцова, тоя церкви св. мученик Фрола и Лавра с попа Архипа дани, на прошлый 1639 г. для ево бедности, имать не велено» (в 1712-1739 гг. церковной дани платилось рубль 75 коп.).
 
В писцовых книгах по Московскому уезду, Ратуева стана, за 1627 и 1628 гг. написано: «погост приходный, на реке Пахре, на Каширской большой дороге, и на погосте церковь Фрола и Лавра древяна клетцки, а в церкви образы, и свечи, и книги, и на колокольнице колокола и всякое церковное строение приходных людей, у церкви на погосте во дворе поп Архип Васильев, во дворе церковный дьячок Илейка Прокофьев, во дворе пономарь Гришка Федоров, во дворе просвирница Ориница Прокофьева дочь, да на погосте на церковной земле 2 двора бобыльских, пашни наездом пахано середние земли и с поповою пашнею 12 чети, да за рекою Пахрою тое ж цер-ковныя фроловские земли пашни наездом пахано середние земли 5 чети, да
перелогом и лесом поросло 6 чети в поле, а в дву потому ж, сена по обе стороны реки Пахры 150 копен, да того ж фроловского погосту попа Архипа на реке Пахре, на Каширской большой дороге, перевоз. Того же фроловского погосту церковная пустошь Рыбин враг, на ручью, пашни наездом пахано середние земли 2 чети, да перелогом и лесом поросло 38 чети в поле, а в дву потому ж, сена 10 копен, лесу непашенного 5 десятин, церковная пустошь Микитищево, на речке на Безнине, что была та пустошь преж того к церкви Всемилостивого Спаса, а была та церковь в приселке Спасском, а жеребий тоя пустоши писан к церкве ж к Рождеству Пречистыя Богородицы, что в селе Булатникове, пашни, опричь того что к церкви Пресв. Богородицы, наездом пахано середние земли 4 чети, да перелогом и лесом поросло 8 чети в поле, а в дву потому ж, сена 12 копен» (Писц. кн. 9807).
 
По переписным книгам 1646 г.: «погост приходный, на реке Пахре, на Каширской дороге, у церкви во дворе поп Алексей Архипов, во дворе дьячок Потапко Куприянов, во дворе просвирница Антонидица, да церковных бобылей 6 дворов, людей в них 15 человек» (Переп. кн. 9809).
 
В 1680 г. августа 13 дня, при досмотре церквей и церковных земель оказалось: «церковь Фрола и Лаьра, на Старом Яму, на реке Пахре, строение церковное древяное мирское, у церкви поп Ефрем Никитин, церковной земли у него попа во владении 22 четверти в поле, а в дву потому ж, сена 150, а достальная земля, сенные покосы и лес (показанные в писцовых книгах) взяты на великого государя в десятинную пашню, а вместо того нигде не дано» (Патр. прик. дозорн. кн. 141). В писцовых книгах 1680 и 1681 гг.: «На погосте церковь Фрола и Лавра с приделом Николая Чудотворца, у церкви под тремя дворами священноцерковнослужителей и огороды одна десятина без чети, пашни паханыя церковныя земли 10 четвертей, да за рекой Пахрою 10 четвертей в поле, а в дву потому ж, сена на реке Пахре 150 копен, и тому ж погосту церковныя пустошь Рыбин враг и та пустошь припущена в село Пахрино, а попу вместо того дано сенных покосов, что была церковная земля церкви Михаила Архангела, что на Булавах, 20 копен» (Писц. кн. 690).
 
«В 1722 г. церковь Фрола и Лавра деревянная, при ней были священники: Афанасий Кондратьев 1710 г., на его место в 1731 г. определен Федот Федоров, дьячок Гавриил Лазарев 1710-1722 гг. и пономарь Никита Исаев 1710 г.» (переписан, кн. за 1710 и 1722 гг., Патр. прик. кн. 335).
 
Престольный праздник святых мучеников Флора и Лавра, известных в народе как покровителей лошадей, отмечался в селе Ям 18 августа ст.ст. (31 августа н.ст.).
Село Ям в 1859 г. по статистическим данным значилось как казенное село с 107 дворами и 924 жителями.
 
Исчезнувшее в начале нашего века село Пахрино, тесно связанное в своей хозяйственной деятельности с селом Ям в течение нескольких веков, упоминалось еще в 1341 г. в завещании великого князя Ивана Калиты. Поэтому дадим краткую историю этого села.
 
Село Пахрино (оно же Пехрино) в 1614 г.: «пустошь, где была деревня Пахрино, на речке Пахре, вотчина Троицы Сергиева монастыря, по данной вдовы Марьи Ивановны дочери, Ивановой жены Палицына». По писцовым книгам 1627 1628 гг. Московского уезда Жданского стана записано: «за окольничим князем Алексеем Михайловичем Львовым, что он купил из Троицы Сергиева монастыря, в вотчине сельцо Пахрино, на речке Пахре, а в нем двор вотчинников, двор коровий, да под сельцом мельница, на реке Пахре, а в ней два жернова, колеса немецкие, а писана за ним, князем Львовым та вотчина по купчей архимандрита Троицы Сергиева монастыря Дионисия и келаря старца Александра 1623-1624 гг. «У него же, князя Львова находились во владении деревни: Чурилково, Новая Новлянская и Киселиха, на реке Пахре» (Писц. кн. 258). «В 1646 г. в сельце Пахрине был двор боярский князя Алексея Михайловича Львова с деловыми людьми». (Переписи, кн. 9807). В 1680 г. село Пахрино состояло в дворцовом ведомстве, в селе был двор великого государя.
 
В 1676-1677 гг. в селе Пахрине была построена по повелению царя Федора Алексеевича каменная церковь Троицы Живоначальныя с приделом св. Феодора Стратилата. В дозорных книгах Патр. казенного приказа 1680 г. говорится: «августа в 13 день князь Иван Андреевич Шелешпальский, приехав Пехрянской десятины в государеву дворцовую Домодедовскую волость, в село Пахрино, на речке Пахре, а в том селе, по наезду, церковь Нова каменная во имя Живоначальныя Троицы, да в приделе Федора Стратилата, у церкви что каких приходских дворов того неведомо, потому что попа в то время дома не было, а переведен тот поп с погоста Архангела Михаила, что на Булавах, а земля у той церкви взята великого государя в десятинную пашню и ныне та церковь стоит пуста, а та церковь без дани» (Патр. прик. кн. 141).
 
По писцовым книгам 1680-1681 гг.: «в селе Пахрине у церкви под 5 дворами священнослужителей и огородами усадебной земли одна десятина без трети» (Писц. кн. 690).
 
В 1682 г. марта 30, по указу великого государя велено в селе Пахрине около государева двора огородить забором в скобель на бело с обе стороны, а в звено класть по тридцати бревен». (И.Е.Забелин. «Домашний быт русских царей. М. 1872 г.) В приходных окладных книгах Патриаршего казенного приказа записано: «во 1684 г. июня в 5 день, по указу патриарха и по помете на выписке дьяка Перфилия Семенникова, в Московском уезде, в Пехрянской десятине, великих государей в дворцовом селе Пахрине обложена вновь данью церковь Пресв. Троицы, по сказке той церкви попа Матвея, с дворов: с его попова, с дьяконова, с дьячкова, с просвирницына, по указным статьям, да с приходских — с одного двора прикащикова 6 денег, с одного двора подьяческого 4 деньги, с 5 дворов стадных конюхов, с садовников, да с Кузнецова, да с 2 Мельниковых дворов, с 10 дворов крестьянских, по 2 деньги со двора, всего 9 алт. 2 ден., заезда гривна. И те деньги велено взять по сему окладу, по сказке попа Матвея с 1676-1677 гг., как он начал у той церкви служить, и на нынешний год».
 
«1700 г. июля 11, великий государь, слушая сей выписки, указал: того села Пахрина попу с причетники денежную и хлебную ругу не давать, а довольствоваться подаянием приходских людей» (Дворц. прик. кн. 96).
 
В 1710-1722 гг. село Пахрино принадлежало князю А.Д.Меньшикову, а после вновь было причислено к дворцовому ведомству.
 
В Пахрине в семнадцатом веке был конный завод, при Меньшикове он был закрыт, в 1796 г. Павел I приказал конный завод восстановить, существовал он до 1829 года, затем был переведен в Бронницы. В 1829 году в Пахрине оставалось 7 крестьянских дворов, в 1912 году оставалось всего 3 двора, а к 1917 году были снесены и последние дворы. Так исчезло старинное дворцовое село Пахрино. Село Пахрино находилось 2-3 верстами ниже по течению реки Пахры от села Ям. © краевед Николай Чулков, 1996 г.Фото: 1. Федеральный памятник архитектуры «Почтовая станция с. Ям». 2. Здание бывшей церковно-приходской школы в селе Ям. 3. Храм Флора и Лавра села Ям. Почтовая станция в Ям Бывшая церковно-приходская школаХрам Флора и Лавра

 

Исчезнувшее царское село Пахрино
Спала ночь с померкшей вышины,
В небе сумрак, над землею тени,
И под кровом темной тишины
Ходит сонм обманчивых видений.
Ты вставай, во мраке спящий брат!
Освяти молитвой час полночи!
Божьи духи землю сторожат,
Звезды светят, словно Божьи очи.
А.С.Хомяков
Село Пахрино, исчезнувшее в начале в двадцатого века, находилось на расстоянии около одного километра в восточном направлении от села Ям на холме, называемым старожилами «Пахринкой».Первое упоминание о селе Пахрино относится к 1339 году, когда оно было завещано великим князем Иваном Даниловичем Калитой старшему сыну Семену Ивановичу (в завещании записано: «Похряне»).Село Пахрино (писалось и Пехрино) в 1614 году: «пустошь, где была Пахрино, на речке Пахре, вотчина Троицы Сергиева монастыря, по данной вдовы Марьи Ивановны дочери, Ивановой жены Палицына». По писцовым книгам 1627-1628 гг. Московского уезда Жданского стана записано: «за окольничим князем Алексеем Михайловичем Львовым, что он купил из Троицы Сергиева монастыря, в вотчине сельцо Пахрино, на речке Пахре, а в нем двор вотчинников, двор коровий, да под сельцом мельница, на реке Пахре, а в ней два жернова, колеса немецкие, а писана за ним, князем Львовым та вотчина по купчей архимандрита Троицы-Сергиева монастыря Дионисия и келаря старца Александра 1623-1624 гг. «У него же, князя Львова находились во владении деревни: Чурилково, Новая Новлянская и Киселиха, на реке Пахре» (Писц. кн. 258). «В 1646 г. в сельце Пахрине был двор боярский князя Алексея Михайловича Львова с Деловыми людьми» (Переписи, кн. 9807). В 1680 г. село Пахрино состояло в дворцовом ведомстве, в селе был двор великого государя.

В 1676-1677 гг. в селе Пахрино была построена по повелению Царя Федора Алексеевича каменная церковь Троицы Живоначальныя с приделом св. Феодора Стратилата. В дозорных книгах Патр. казенного приказа 1680 г. говорится: «августа в 13 день князь Иван Андреевич Шелешпальский, приехав Пехрянской десятины в государеву дворцовую Домодедовскую волость, в село Пахрино, на речке Пахре, а в том селе по наезду, церковь Нова каменная во имя Живоначальныя Троицы, да в приделе Федора Стратилата, у церкви, что каких приходских дворов того неведомо, потому что попа в то время дома не было, а переведен тот поп с погоста Архангела Михаила, что на Булавах, а земля у той церкви взята Великого Государя в десятинную пашню и ныне та церковь стоит пуста, а та церковь без дани» (Патр. прин. кн. 141).

По писцовым книгам 1680-1681 гг.: «в селе Пахрине у церкви под 5 дворами священнослужителей и огородами усадебной земли одна десятина без трети» (Писц. кн. 690).

В 1682 г. марта 30, по указу великого государя велено в селе Пахрине около государева двора огородить забором в скобель на бело с обе стороны, а в звено класть по тридцати бревен» (И.Е.Забелин, «Домашний быт русских царей», М.1872 г.)

В приходных окладных книгах Патриаршего казенного приказа записано: «во 1684 г. июня в 5 день, по указу патриарха и по помете на выписке дьяка Перфилия Семенникова, в Московском уезде, в Пехрянской десятине, великих государей в дворцовом селе Пахрине обложена вновь данью церковь Пресв. Троицы, по сказке той церкви попа Матвея, с дворов: с его попова, с дьяконова, с дьячкова, с просвирницына по указным статьям, да с приходских — с одного двора прикащикова 6 денег, с одного двора подьяческого 4 деньги, о 5 дворов стадных конюхов, с садовников, да с Кузнецова, да с 2 мельниковых дворов, с 10 дворов крестьянских, по 2 деньги со двора, всего 9 алт. 2 ден., заезда гривна и те деньги велено взять по сему окладу, по сказке попа Матвея с 1676-1677 гг., как он начал утой церкви служить, и на нынешний год».

«1700 г. июля 11, великий государь, слушая сей выписки, указал: того села Пахрина попу с причетники денежную и хлебную ругу не давать, а довольствоваться подаянием приходских людей» (Дворц. прик. кн. 96).

В 1710-1722 гг. село Пахрино принадлежало князю А.Д.Меншикову, а после вновь было причислено к дворцовому ведомству.

В Пахрине в семнадцатом веке был конный завод, при Меншикове он был закрыт, в 1796 г. царь Павел I приказал конный завод восстановить, завод существовал до 1829 года, затем он был переведен в Бронницы.

В 1829 году в Пахрине оставалось 7 крестьянских дворов.

В селе Пахрино в 1912 году оставалось всего 3 двора, а к 1917 году были снесены и последние дворы.

В селе Пахрино многие годы существовала церковноприходская школа, которую в начале двадцатого века, окончили многие крестьянские дети.

Троицкая церковь стояла без пения до 1930 года, в том году церковь была разобрана и из кирпича была построена школа в деревне Павловское.

© краевед Николай Чулков, 2002г.

Фото: Троицкая церковь села Пахрино в начале XX века. «Святыни земли Домодедовской». Щеглятьево, 2004

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ —

Категория: Былое | Добавил: Владимир_Шлёнсков (29.12.2010) | Автор: Николай Чулков W
Просмотров: 3310 | Теги: Пахрино

Пахринская мукомольная мельница Московскаго 2-й г. купца Василия Семеновича Леонова. Осмотрена 12 декабря 1882 года
Общия сведения. Мельница расположена на р. Пахре, близъ селения Пахрино Домодедовской волости, 18 верстахъ отъ Подольска и въ 32 отъ Москвы. Ближайшая станция железной дороги «Подольскъ» Московско-Курской ж. д. отстоитъ на 17 верст, но ею не пользуются и возятъ все на лошадахъ по Каширскому шоссе, проходящему всего в 2-хъ верстахъ. – Мельница существуетъ издавна и принадлежитъ бывщимъ удельнымъ крестьянамъ, образующимъ теперь несколько обществъ Домодедовской, Добрятинской, Сухановской и Шебанцевской волостей. Въ настоящем виде все постройки существуютъ уже летъ 20. Мельница арендовалась различными лицами, В. Леоновъ же арендуетъ съ 1880 г. Съ платою 2,500 р. въ годъ.

Топография местности. Дворъ и постройки мельницы находятся на правомъ берегу р. Пахры. Почва частью суглинистая и песчаная, частью же каменистый известнякъ. Противъ мельницы на противоположномъ гористомъ берегу расположены деревни Новлинская, Старо и Ново-Сьяново, Киселиха и др. Ближайшия же окрестности мельницы луга и пахотные поля. – На второмъ дворе мельницы сзади жилого дома VII, въ небольшомъ разстоянии от берега имеется неглубокий, одетый срубомъ, колодезъ; глубина его до воды 4 арш., высота слоя воды 2 арш., но бываютъ ли колебания въ высоте стояния воды и въ какомъ размере – неизвестно. Вода доывается изъ него с помощью ручного насоса и употребляется для питья.

Сведения о строенияхъ и мастерскихъ. Главное здание, мельница крупчатка (I), бревенчатое, и только нижний его этажъ, весною всегда заливаемый водою, кирпичный. Другая мельница (II) для помола ржи, находящаяся на второмъ дворе, также бревенчатая съ каменнымъ полуподвальнымъ этажемъ. В подвальномъ этаже здания I находятся шестерни и стояки, приводимые въ движение наружными водяными колесами и передающие его аппаратамъ, находящимся в остальных этажахъ; здесь же производится набойка мешковъ, т. Е. совсем готовая мука и крупа сыплется со 2-го и 3-го этажа въ подставляемые мукобоями мешки. Въ 1-омъ (наземном) этаже производится помол пшеницы на 11 вальцахъ (6 драныхъ, 5 размольныхъ – все съ очень хорошимъ покрытиемъ шестерней и др. опасныхъ частей) и 2-хъ поставкахъ. Во 2-омъ находятся: 1 отсевка зерна отъ пыли, 2 обойки зерна, 1 поставъ и 6 веялокъ для манных крупъ. Наконец въ 3-мъ этаже имеется 2 кукольныхъ цилиндра, отделяющихъ куколь отъ пшеницы, 1 отсевка зерна и 8 мучныхъ шкафовъ (самосеекъ). – Все этажи соединены самотасками передающими зерно и проч. Изъ одного этажа въ другой. Во всемъ здании работаетъ только 15 – 17 человекъ, изъ нихъ 8 при набойке муки въ подвальномъ этаже. Оно не отапливается, но окна его снабжены зимними рамами; во всехъ этажахъ температура оказалась 3 – 3,5° при относительной влажности 40% (температура наружного воздуха была -20°). Дневное освещение всехъ его помещений, за исключениемъ полутемного подвального этажа, совершенно удовлетворительно; принимая во внимание условия работы, не требующей особо тщательнаго освещения, можно сказать, что и вечернее освещение ихъ 12-ю керосиновыми лампами также удовлетворительно. – Полы содержатся замечательно чисто.

Мельница II имеетъ устройство простых деревенскихъ мельницъ для помола ржи въ необдирную муку; въ ней работаетъ 5 поставовъ. 

Изъ мастерскихъ имеется кузница, помещающаяся въ отдельномъ каменномъ домике III, и плотницкая въ бревенчатомъ домике IV, поставленномъ на довольно высококй каменной дамбе. Весь домикъ образуетъ одну комнату въ 3,21 кб. Саж. Вместимостью, хорошо освещенную 5-ью окнами (отношение къ полу 1:6,8). Эта комнатка служитъ вмсете съ темъ и жильемъ 2-хъ столяровъ, такъ что можетъ быть отделена и къ спальнямъ. 

Кроме этихъ 4-хъ зданий для производства имеются 3 жилыхъ дома для служащихъ и рабочихъ, лавка торгующая всякимъ товаромъ для окрестныхъ крестьянъ, 5 амбаровъ для пшеницы и муки и несколько надворныхъ хозяйственныхъ построекъ.

Размеры и назначение главнейшихъ построекъ

№№ Зданий Число этажей Длина Ширина Высота Материалъ построекъ Чемъ крыто здание Назначение зданий
I 3 ½ 51 12 ½ 14 ½ Первый кирпич., остальные бревенчатые железомъ  Мельница
крупчатка
II  

2 ½

22 19 9 Полуподвальный каменный, остальные бревенчатые « Мельница простая
III 1 10 9 3 Камен.  « Кузница
IV 1 9 5 3 Бревенчат. тёсомъ Плотницкая
V 2 16 ½ 12 9 « железомъ Казарма рабочихъ
VI 1 23 ½ 7 ½ 5 « «  

Контора и помещение служащихъ

VII 1 28  11 ½ 5 « « Жилое помещение служащихъ и рабочихъ
VIII 1 36 14 6 Кирпичн. « Амбаръ для пшеницы
IX 1 30 12 6 « « Тоже
X 1 23 ½  7 ½ 5 Бревенч. въ 
кирпичныхъ столбахъ
« Лавка
XI 1 27 12 6 Тоже тесомъ Амбаръ
XII 1 « « « « « Тоже
XIII 1 22 12 5 « железомъ «

Сведения о производстве. Мельница работаетъ 10 месяцевъ въ году., остановка ея бываетъ на 2 месяца во время весенняго разлива. Она перерабатываетъ пшеницу и рожь вообще, приблизительно, въ размере 50 четвертей первой и 20 второй и производитъ манную крупу и муку всех сортовъ. Механическимъ двигателемъ служитъ вода черезъ посредство 8-ми колесъ въ крупчатой мельнице (I) и 4-хъ в простой (II). – Кроме владельца (арендатора) мельницы, ближайшее управление деломъ лежитъ на крупчатнике, граматномъ крестьянине А.О. Какушкине, изъучившемъ дело практически.

Сведения о рабочихъ. Наличное, оно же и максимальное, число рабочихъ во время осмотра мельницы было 55, такимъ оно обыкновенно бываетъ зимою; въ июле несколько рабочихъ уходятъ на полевыя работы и тогда это уменьшается до 40.

По возрастам и месторождению между 55-ю измерениями было:

Возрасты Жителей Подольскаго уезда Жителей прочихъ у. Мос. губернии Пришлыхъ изъ другихъ губерний Всего
Отъ 14  до 18 летъ 2 2
» 18 » 40 « 4 11 26 41
» 40 » 60 « 3 3 4 10
60 и выше 1 1 2
Всего 8 15 32 55

Почти все специальные рабочие – «мукосеи» уроженцы Тульской губернии.

Рабочий день. Мельница работаетъ день и ночь. Все мукосеи делатся на 2 смены, чередующиеся каждые 8 часовъ; смены происходятъ въ 8 часовъ утра, 4 ч. Пополудни и въ 12 часовъ ночи. Такъ что, следовательно, каждой смене в одни сутки приходится работать 16 часовъ, въ другие 8, в среднемъ же 12 часовъ. Восьмичасовая смена для работающих съ 8 утра до 4 вечера не непрерывна, въ 12 часовъ она прерывается на 1 часъ зимою и на 2 летомъ для обеда; въ это время за неё работаетъ другая смена.

Исключая Пасхи, которая празднуется по неволе, такъ какъ всегда приходится на весенний розливъ, работы не бываетъ только въ следующие праздники: Рождество Христово 2 дня, Крещение 1 день, масляная 2 дня и Троица 2 дня; во все остальные дни года работа идетъ обычнымъ чередомъ.

Условия найма, штрафы. Все мукосеи нанимаются посезонно, на летний съ «полой воды» (съ апреля) до заговенья (14 ноября) и на зимний съ этого времени до полой воды. Прочие рабочие, т.е. возчики мастеровые и др. нанимаются помесячно. Штрафовъ въ собственномъ смысле этого слова, нетъ, существуетъ только вычетъ за прогулъ, въ размере стоимости прогульнаго дня, какъ выйдетъ по разсчету.

Заработная плата. Смотря по сезону бываетъ различная, летомъ она выше, чемъ зимою. Все безъ исключения нанимаются на хозяйскихъ харчахъ. Мукосеи летомъ получаютъ отъ 45 до 60 р., зимою отъ 20 до 30 р. за сезонъ. Переводя эту плату на помесячную, въ среднемъ за весь годъ, следовательно, они получаютъ от 5 р. 40 к. до 7 р. 50 к. при хоз. харчахъ. Крупчатникъ получаетъ 1200 р. въ годъ и 2 его помощника по 250 р. въ годъ. Мастера получаютъ отъ 100 до 150 р. въ годъ. Наконецъ возчики по 8-10 р. въ месяцъ

Спальни рабочихъ. Все рабочие живутъ при мельнице, пользуясь безплатнымъ помещениемъ. Большая часть ихъ помещается во 2-мъ этаже казармы V, въ нижнемъ этаже которой находится для нихъ кухня. Спальня верхняго этажа представляетъ квадратную комнату въ 11 арш., вышиною 3 ¼ арш., освещенную тремя маленькими окнами въ 18 вершк. Вышины и 12 ширины, настолько скудно, что отношение света к полу составляетъ всего 1:48,4. Въ ней помещается на сплошныхъ нарахъ , частью въ 2 яруса, до 30 человекъ; но такъ какъ все они работаютъ всегда въ 2 смены, то одновременно въ ней ночуетъ только 15; кубическая вместимость комнаты равна 15,4 кб.саж., следовательно въ последнемъ случае на каждого приходится по 1,02 кб. Саж. Комната отапливается голландскою печью, но благодаря совершенно сырымъ и промерзшимъ бревенчатымъ стенамъ, нагревается повидимому плохо, температура въ ней оказалась всего 12° при относительной влажности 94%. Обстановка спальни также грязна и убога, какъ обыкновенно въ общихъ спальняхъ рабочихъ; постелей нетъ ни у кого, а просто полсти и рогожи. Другая казарма въ доме VII частью занятомъ квартирами служащихъ, состоитъ изъ двухъ комнатъ почти одинаковой величины, по 11 арш. длинною, 5 ¾ и 5 ½ шириною и 3 ½ вышиною. Одна освещается 4-ьмя окнами (отношение света къ полу 1:12,1), другая только двумя такими же, вследствие чего темновата (отношение света къ полу 1:23,1). Ра бочие, въ числе 5-6 въ каждой комнате, располагаются на нарахъ при совершенно такой же обстановке какъ въ доме IV; на каждого здесь приходится отъ 1,28 до 1,34 кб. Саж. Воздуха. Отопление обеихъ комнатъ кирпичной и русской печью, повидимому, также не вполне удовлетворительно, температура въ нихъ оказалась всего 9° при отсительной влажности 67 — 74%.

Продовольствуются все рабочие отъ хозяина. Они получаютъ завтракъ, обедъ, ужинъ и чай. Припасы, отпускающиеся на рабочихъ, вполне доброкачественны, о количестве же ихъ можно судить на следующей выборке изъ конторскихъ записей за октябрь и ноябрь месяцы. За это время продовольствовалось 52 человека; харчевыхъ дней было въ октябре 1560, въ ноябре 1612.

  Октябрь Ноябрь
  Количество На сумму
руб. коп.
Количество На сумму
руб. коп.
Мука межеумокъ 85 п. – ф. 136  —  

100 п. –ф.

160  —
» серокуличная 1 п. – ф. 55  25 25 п. – ф. 30   50
» ржаная 5 п. – ф. 4   50
Хлебъ ржаной 5 п. – ф. 5   —
Крупа ядрица 20 п. – ф. 32   — 20 п. – ф. 32   50
Говядина 24 п. 24 ф. 108   64 8 п. 29 ф. 38   39
Сало топленое 2 п. – ф. 17    60 — п. 28 ф. 6   16
Масло конопляное 1 п. 3 ½ ф. 7    14 2 п. 5 ½ ф. 13   68
Соль 12 п. – ф. 8   40 4 п. – ф. 2    85
Снятки — п. 24 ф. 2   88 1 п. 23 ф. 7    56
Сельди 40 штукъ 2 80 штукъ 4
Чай 2 ¼ ф. 2   90 2 ¼ ф. 2    90
Сахаръ 12 ф. 2   80 13 ½ ф. 3    21
Водка 3 ¼ ведра 15   45 3 ¼ ведра 15    40
Всего 398 56 334  15

Пища приготовляется и рабочие обедаютъ въ кухне 1-го этажа дома IV. Квадратная, какъ и находящаяся надъ нею спальня, въ 11 арш., и вышиною въ 4, она освещается 9-ью такими же окнами, какъ въ спальне и значительно светлее ея. Полы и стены ея довольно грязны. 

Кроме бани другихъ учреждений для рабочихъ нетъ. Баня находится вне двора мельницы, она топится еженедельно и рабочие пользуются ею безплатно.

Сведения о ретирадахъ. Для рабочихъ имеются 3 ретирада въ виде досчатыхъ будочекъ, обыкновеннаго устройства, т. е. съ простыми стульчаками. Два ретирада поставлены на самомъ крае берега реки и канавы и нечистоты стекают прямо въ воду; третий стоитъ на краю овражка и также не имеетъ выгребной ямы, нечистоты удаляются изъ оврага естественнымъ путемъ – внешними водами. Содержание ретирадовъ – довольно опрятно.

Санитарное состояние рабочихъ и вредныя условия производства. Нигде, ни на одномъ изъ осмотренныхъ въ уезде промышленныхъ заведений мы не видели такихъ здоровыхъ на видъ, прекрасно упитанныхъ рабочихъ, какъ мукосеи описываемой и другой мельницы, Шадрина. Состояние кожи, какъ известно, служитъ однимъ изъ важнейшихъ признаковъ состояния питания организма: у всехъ мукосеевъ мы видели чистую, белую, не грубую кожу, такую, какая среди другихъ рабочихъ попадается въ высшей степени редко, только какъ исключение. Между темъ известно, что работа на мельницахъ сопряженная съ пребываниемъ въ помещенияхъ, наполненных тонкою мучною пылью (по крайней мере при настоящемъ устройстве мельницъ), которую мукосеи всегда покрыты съ ногъ до головы, чаще чемъ многия другия занятия способствуютъ, какъ говорятъ, развитию различныхъ накожныхъ болезней, въ особенности паразитическихъ. Среди осмотренныхъ нами такихъ не оказалось ни одного; ни у одного не было даже столь обычнаго, просто зауряднаго между рабочими, вообще, petyriasis versicolor.

Отсутствие данныхъ о заболеваемости рабочихъ лишаетъ насъ возможности судить о частоте и формахъ заболеваний, встречающихся между ними, подъвлияниемъ техъ неблагоприятныхъ условий, въ которыя они поставлены. Условия эти мукосеевъ следующия:
1) холодъ и сырость подвального помещения, где работаютъ мукобои,
2) холодъ, совершенно не отапливаемыхъ всехъ рабочихъ помещений мельницы,
3) тонкая мучная пыль во всехъ ихъ.

Ковали, возобновляющие стирающиеся жернова, подвергаются совершенно особому вредному влиянию. Они обтесываютъ стершуюся поверхность жернововъ легкими ударами стальныхъ молотковъ – занятие не требующее сколько нибудь сильнаго напряжения силъ, но тщательность работы и, следовательно, большое внимание; а это-то последнее и заставляетъ ихъ сильно наклоняться надъ камнемъ, вследствие чего въ легкие коваля попадаетъ большое количество кремнеземной пыли, какъ известно, одной изъ самыхъ вреднейшихъ, по частоте чахотки, развивающейся у подвергающихся ей рабочихъ.

Сборникъ статистических сведений по Московской губернии. Отделъ санитарной статистики. Томъ III. Вып. VIII. Москва 1883.

Схема Пахринской мельницы Леонова

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ —

Категория: Былое | Добавил: Владимир_Шлёнсков (10.04.2011) | Автор: Е. М. Дементьевъ
Просмотров: 2486 | Теги: Санитарное исследование, Пахрино, фабрики и заводы, мельницы

Дворцовая волость. Белый камень с берегов Пахры и Рожая
Специфика домодедовской земли состоит в том, что в ее недрах спрятаны крупные залежи известняка – осадочной горной породы, образовавшейся в результате отвердения карбонатных илов с примесью песчаных частиц, окаменелых остатков скелетов ископаемых организмов. Наиболее богатые и уникальные их отложения расположены по берегам реки Пахры ниже села Ям в районе селений Съяново, Камкино, Киселиха, Новлинское, Колычево, Семивраги, Куприяниха, а также на реке Рожай близ села Никитское.
 
Благодаря его качествам известняк можно колоть и пилить, получая в результате строительные блоки нужных размеров, достаточно прочные и устойчивые к атмосферным воздействиям. Цвет его обычно белый, но различного рода примеси могут придавать ему разные оттенки. В очень давние времена этот белый камень называли мячковским, а начиная с XVIII в. строители делили его на собственно мячковский, пахорский (название произошло от села Пахрино) и подольский. При этом, если мячковский камень являлся наиболее мягким из них, а следовательно его легче было обрабатывать и использовать для изготовления карнизов, художественной резьбы, статуй, то подольский был более прочным и использовался благодаря этому для изготовления каменных плит (лещади), необходимых для прокладок при сооружении кирпичных колонн, лестниц, настилки полов и даже тротуаров. Пахорский же камень занимал золотую середину между мячковским и подольским; его, смотря по обстоятельствам, можно было использовать в самых различных целях.
 
Отходы обработки камня, как и специально добываемый бут, шли на строительство фундаментов, мощение улиц и дорог. Путем обжига известняка получали известь.
 
Местные жители вот уже сотни лет используют известняк в домашнем хозяйстве. В селениях района и сегодня многие дома стоят на фундаментах из известняковых блоков, а в ближайших от разработок селениях из блоков белого камня нередко сложены подсобные пристройки и погреба. Белокаменные блоки широко использовались при строительстве Воскресенской церкви села Битягово (1670-71 гг.), Никольских пятиглавой церкви села Колычево (1697 г.), села Домодедово (1731-1738 гг.), Михайловской села Акулинино (1743г.), Успенской села Шубино и Никольской села Лямцино (1794г.), Михаила Архангела села Одинцово (1800г.), Покрова Пресвятой Богородицы села Буняково (1809 г.), четырехъярусной колокольни Знаменской села Лобаново (1851 г.) и др. Но большая часть добытого здесь камня использовалась на стороне. Недавними исследованиями палеонтологов доказано, что добытый в штольнях близ деревень Съяново, Камкино, Киселиха и Новлинское камень еще в XII в. использовался для сооружения стен таких архитектурных шедевров Владимиро-Суздальского княжества, как Спасо–Преображенский собор в Переяславле-Залесском (1152-1157 гг.), Успенский (1158-1160 гг.) и Дмитровский (1194-1197 .г.) соборы во Владимире, одноглавый храм Покрова на Нерли (1165 г.) с изящной каменной резьбой, укрепления замка и собор в резиденции Андрея Боголюбского в селе Боголюбово (XII в.); а в XIII в. – собор Рождества Богородицы в Суздале (1222-1225 гг.), Георгиевский собор в Юрьеве–Польском (1230-1234 г.г.).  
 
К месту строительства камень зимой доставляли на санных обозах, а летом на судах («шитиках”) с низовий Пахры по Москве-реке поднимали до ее верховий, оттуда на лошадях перевозили до реки Клязьмы, а затем, вновь на судах, в нужное место. 30
 
По Москве-реке и Оке камень перевозили для строительства древнего Архангельского собора в Нижнем Новгороде (1277 г.).
 
Со второй половины XIII в. основным потребителем белого камня становится Москва, начиная с первой каменной церкви во имя Спаса, построенной в 1272 г. в Даниловом монастыре (в то время монастырь был еще за чертой города), затем белокаменного Успенского собора в Кремле (20-е г.г. XIV в.) и многочисленных церквей. Многие специалисты склоняются к выводу о том, что, как сам материал, употребленный на церковное строительство в Москве, так и способ кладки камня очень схожи с Владимиро-Суздальским. 31
 
Потребность в белом камне и извести резко возросла в связи с решением великого князя Дмитрия Ивановича «ставить город Москву камен” после пожара 1365 г., в котором погорели «посад весь и Кремль, и Заречье”. 
 
Белокаменный Кремль по своим размерам был близок к современному, его башни и ворота возводились почти на тех же местах, где они стоят и поныне.
 
В 1475-79 гг. итальянским архитектором и инженером Аристотелем Фиораванти на месте обветшавшего построен новый белокаменный Успенский собор.
 
В XVI –XVIIв. большая часть добываемого белого камня использовалась не для кладки стен, а в сочетании с кирпичом, что придавало новостройкам впечатление парящей невесомости. Белокаменный декор и резьба по камню породили даже новый стиль в архитектуре – нарышкинское, или московское, барокко. 
 
В смутное время промысел пришел в упадок, но во второй половине XVII в. возродился, что совпало с включением в состав Домодедовской волости села Пахрино, деревень Камкино, Киселиха, Новлинская.
 
В 1664 г. волостному приказчику А.Мерчюкову велено взять из Дворцового приказа 200 пудов железа и 6 тыс. штук «одно и двухтесных” гвоздей, «чтоб каменному делу простоя не было”. Часть добытого камня перевозилась в Москву и в государевы подмосковные села на церковное и плотинное строительство. В это время 60 саженей бута, 3600 штук белого камня и 600 бочек извести отпущено на сооружение церкви Св. мученицы Екатерины и келий в Екатерининской пустыни. В 1673 г. на государев Аптекарский двор отправлено 4 тыс. штук камня и 500 бочек извести, в с.Алексеевское 2,5 тыс. штук камня и 4,5 тыс. бочек извести. В значительных количествах известь перевезена в села Измайлово, Соколово, Котельники. Когда на просьбу Тайного приказа «приискать продажной извести для строек в селе Измайлово” приказчик ответил, что у Пахринских и Угрешского монастыря крестьян есть 3200 бочек, но они просят «по две гривны, да по пуду соли за бочку”, ему приказали «попытаться купить подешевле, но если не получится, то заплатить требуемую цену”. 32 Иногда материал отпускали ближайшим к царю боярам. И.Б.Милославскому за сельцо Золотиново (ныне деревня Пузиково), приписанное к Домодедовской волости, было отпущено три тысячи штук камня и 500 бочек извести. По просьбе Ю.И.Ромодановского, ему на строительство церкви в селе Константиновское, Рожай тож, выдали 1805 камней «белых стеновых, ломаных в Пахрине”.
 
Жители новообразованного города Никитска и округи занимались «хлебопашеством, а более ломкой и приготовлением белого камня, который отвозят для продажи в Москву и прочие ближайшие места в довольном количестве, а также упражняются в кладке каменных зданий в Москве и отходят для оной работы в Петербург и в прочие города”. 33 Об этом же свидетельствует и утвержденный Екатериной II герб города: «Три положенные отесанные белые камня, в золотом поле; в знак изобильных каменных ломок, находящихся при сем городе”.
 
Добыча камня и извести резко упала в связи с указом Петра I о запрещении «во всем государстве на несколько лет (пока в Петербурге удовольствуются строением) всякого каменного строения”, действовавшего с 1714 по 1728 г.г.
 
С возобновлением каменного строительства груженные бутом, камнем и известью подводы домодедовских крестьян вновь потянулись в Москву, где он продавался в разных местах, но в основном в белом городе, а к 1775 г. в связи с благоустройством белого города торговля строительными материалами сосредоточилась в специально отведенном месте близ Таганского рынка. 
 
Спрос на материалы особенно возрос во второй половине XVIII в., когда в Москве развернулось сразу несколько правительственных строек. Указом императрицы Елизаветы Петровны 1750 г. предусматривалось строение и починка Кремлевских дворцов. Вскоре для этого была создана специальная экспедиция, члены которой, в т.ч. и архитектор артиллерии капитан В.И.Баженов, лично осматривали местности, где «белому камню ломку производить и завод для этого завесть”. Подходящими оказались районы Верхнего Мячкова и Люберец, но старосты и крестьяне этих сел заявили, что они для ломки камня землю «отдать ни по какой цене не желают”, т.к. на этой земле находится крестьянская пашня, и где точно расположены приломы, они не знают, да и необходимого инструмента у них для этого нет. Очевидно, что это были просто отговорки, проблема же заключалась в ценах, ибо, в конце концов, они поставили условие: если им будет заплачено » по настоящей цене”, то они окажут помощь в отыскании мест, где этот камень можно добывать и вообще «усердствовать и стараться будут”.
 
Более покладистыми в этом отношении оказались домодедовцы. В ответ на повеление императрицы заготовить для кремлевского строения в дворцовых волостях 12 тыс. штук аршинной лещади и 300 бочек извести уже в мае 1750 г. крестьянин д.Новлинское «со товарищи” по наряду старосты с.Колычево через Яузский мост только в один прием провез в Кремль камень и известь на ста сорока подводах.
 
Условия поставки нередко были довольно жесткими, ибо императрица распорядилась в случае необходимости принуждать крестьян «накрепко”. Когда в 1753 г. группа крестьян, в т.ч. Степан Нефедов из деревни Новлинское, вовремя не поставили к строительству зимнего Головинского дома 3 тыс. бочек извести, их заставили выполнить обязательство, наказав «батожьем”. 34
 
В 70-е г.г. пахорский камень, наряду с мячковским и подольским, поставлялся на строительство дворцово-паркового ансамбля в селе Царицино, Петровского дворца на Петербургской дороге (ныне корпуса Военно-воздушной академии) и нового Кремлевского дворца. Одним из крупных подрядчиков по поставке бута и пахорского камня на строительство Петровского дворца был крестьянин Пахорской волости Никита Павлов. Только зимой 1776 г. архитектор Матвей Федорович Казаков принял у него 20 тыс. штук камня, лично помечая на приемных квитанциях: «Показанный камень в дело годен”. 35
 
Для Павлова эти поставки оказались делом прибыльным, и он вскоре стал московским купцом 1-й гильдии, поставив в 1788 г. к строительству Кремлевского дворца 8165 штук мячковского и пахорского камня. Для этого же дворца крестьянин деревни Новлинское Яков Андреевич Тараканов доставил на своих лошадях 6 тыс. штук пахорскай лещади, а Данил Алексеевич Колпаков из села Колычево изготовил по образцам сто тридцать восемь белокаменных балясин на площадке и наружную балюстраду.
 
Еще в 1782 г. велись работы по реставрации Китай-города, в т.ч. его стен, Ильинской и Варварской башен, Никольских ворот. В летнее время крестьяне Мячковской волости, в числе которых был Анисим Андреевич Провоторов из д. Новлинское, доставили сюда на собственных лошадях 80 кубических саженей бута, 16,4 тыс. штук мячковского и пахорского камня и лещади, две тысячи двадцатипудовых бочек извести. Если учесть, что на подводу приходилось по сорок пудов груза, т.е. почти по дюжине камней или по две бочки извести, то только для выполнения этого подряда потребовалось более трех тысяч подвод!
 
Проект заложенного В.И.Баженовым нового Кремлевского дворца остался незавершенным, а в 1838 г. «Московские ведомости” сообщили о предстоящих торгах на поставку бута, камня, извести и других строительных материалов к постройке Большого Кремлевского дворца. По замыслу императора Николая I и архитектора Константина Андреевича Тона, он должен был стать основной резиденцией императорской семьи в Москве, олицетворением богатства и силы империи. Кроме реставрированной Грановитой палаты здесь планировалось возвести пышные палаты для царской семьи, Андреевский зал, названный в честь первого русского ордена Андрея Первозванного, учрежденного Петром I, в котором бы короновались императоры и принимались послы, Екатеринской залой для императрицы и Владимирской, напоминавшей о древности русской истории. Шедевром архитектуры должен был стать Георгиевский зал, сооружаемый в честь ордена св. Георгия, учрежденного еще в 1769 г., и награжденных им.
 
Естественно, что требования к строительным материалам этой уникальной стройки, каждая деталь которой должна была стать произведением искусства, были высочайшими. Каждая лещадь, например, должна быть: 
  — определенной меры, и при доставке ее до осмотра архитектором складывать ее не полагалось, «а буде окажется оная с какими либо повреждениями или не тех качеств или не тех мер, то все количество такой лещади, не складывая вывозить немедленно вон из Кремля, а взамен оной доставить лещадь лучшего качества и не далее, как на другой день;
  — очищена от земли, годовалая, без раковин, выбоин, бугров и впадин, плотной массы, не ноздреватая, без песчаных слоев, не кремнистая, цветом желтоватая и без жил другого колера, а ровно без трещин и ссадин и чтобы при теске издавала звонкий звук;
— если в продолжение всего времени поставки из числа завезенной и принятой лещади окажется до их положения на место какие-либо ссадины или от влияния на них воздуха лопнут, то все таковые поставщики обязаны заменить другими”. 36
 
Лещадь эта закладывалась в основание многочисленных колонн дворца, ею же «для прочности” прокладывались колонны и столбы, арки и своды через определенное число рядов кирпича. Вначале ее обязались поставить подрядчики из Подольска, но обязательства своего не выполнили. Тогда с высочайшего разрешения вместо подольской использовали пахорскую.
 
В соответствии с договорами московских купцов с Московской дворцовой конторой, заключенными в мае 1838г., к Кремлевскому строению «безостановочно с берегов реки Пахры доставлялись бут, камень и известь в большом количестве”.
 
В строительстве и отделке дворца участвовали тысячи работников самых различных специальностей. Среди участников строительства, награжденных в 1849г. специальными памятными медалями, значились Поликарп Привезенов из села Акулинино, Егор Леонтьев из деревни Новлинское, Давид Дроздов и Осип Иванов из деревни Пестово, Семен Андреев и Петр Исаев из села Шубино. Во врученных им именных свидетельствах значилось: «Даю сие за моим предписанием и приложением казенной печати в том, что за бытие при построении Московского кремлевского, всемилостливейше пожалована серебряная медаль, выбитая по сему случаю для ношения в петлице на голубой ленте. Президент Московской Дворцовой конторы, Дворца Его Императорского Величества Обер-Гофмейстер и кавалер барон Л.К. Боде”. 37
 
Бут, камень, лещадь и известь заготовлялись домодедовскими крестьянами и для строительства Оружейной палаты в Кремле, зданий Московского университета на Моховой, Дома Пашкова и многих других примечательных московских строек.
 
Жители деревни Котляково долгие годы помнили «золотое времечко”, когда они неплохо заработали на поставках бутового камня для строительства Николаевского вокзала, куда его потребовалось особенно много, т.к. строился он на болотистом месте.
 
С развитием железных дорог белый камень постепенно уступал свое место в строительстве мрамору, граниту, габбро, доставлявшимся с Урала, Кавказа и Украины.
 
Но добыча его не прекращалась, а особенно по той причине, что для реставрации сложенных из него построек надежных заменителей не существует, но добывать его становилось все труднее, т.к. проломы сильно удлинились. По данным за 1877 г. с октября до святок обычно группами в три человека (двое добывали, а третий отвозил в Москву) вели добычу крестьяне Котлякова, Воеводина, Вялькова, Шишкина. В каменоломнях деревень Новлинское работало до пятидесяти человек, Старое Съяново – до сорока, Камкино – до десяти, Киселиха – до семи, Жеребятьево и Красино – по пяти человек. Вывозили камень из проломов на лошадях, а для освещения пути обычно нанимали мальчика, который шел впереди лошади со свечой. 38 Семнадцать жителей деревень Новлинское, Красино, Заборье, Киселиха и Чурилково занимались изготовлением надгробных памятников. В казенных Никитской роще и Рыбушкином овраге участки земли сдавались в аренду для добычи бута.© краевед Геннадий Гарин «Очерки истории земли Домодедовской».
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ —

Категория: Былое | Добавил: Владимир_Шлёнсков (26.01.2009) | Автор: Г.Ф. Гарин
Просмотров: 3524 | Теги: Дворцовая волость, Пахрино, Камкино, каменоломни, село Ям, Колычево, Киселиха, Никитск, Семивраги, Новлинское

2
Список каменных ломок в нашем районе.
На Рожайке:
1 Никитское (Никиты) примерная длина 15-18 км. Рядом с Никитами – Эльдорадо и Изюминка (недоступна). Никиты и Эльдорадо были одним целым.
2 Каменоломни НКВД – одна из загадочных систем. Располагается под Никитским полем. Предполагаемая длина ходов – 150 км. Каменоломня разрабатывалась в 30-е годы. Трудились зэки. В настоящее время система недоступна.
3 Редькинская система (у деревни Редькино). Длина не менее 50 км. Система недоступна.

На Пахре:
1 Сьяново – системы Сьяны, Новленская, Пионерская. Самая знаменитая – Сьяны. Длина ходов примерно 25-27 км.
2 Камкино – система Кисели. Протяжённость ходов 10,5 км
3 между Сьяново и Белеутово – 4 полости с протяжённостью более километра
4 Новленские выселки – 4 небольших по протяжённости каменоломен
5 Киселихи – одна небольшая система.
6 Мещерино, Красино и Жеребятьево – примерно 5 небольших систем
7 Чурилково – 3 системы ( Юбилейная 1, Юбилейная 2, Колючка)
8 Котляково – 7 систем. В пространстве между Колычёво и Володарским – 6 систем. У Вялково – 1 система.
9 Колычёво – камень добывался во рвах.
10 Семивраги – камень добывался открытым способом.
11 Домодедово село – наличие добычи камня не доказано (возможно только пока).

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ —

26.01.2009 / Дворцовая волость. Белый камень с берегов Пахры и Рожая
08.04.2011 / Новлинские каменоломни. Осмотрены 18 декабря 1882 г.

Категория: Былое | Добавил: Владимир_Шлёнсков (15.06.2007) | Автор: краевед W
Просмотров: 1929 | Теги: каменоломни

 

Новлинские каменоломни. Осмотрены 18 декабря 1882 г.
Подъ именемъ Новлинскихь каменоломень известны ломки известника въ небольшомь районе по берегамь Пахры, центръ котораго образуетъ д. Новлинская. Ломки существуют съ незапамятныхъ времень, по крайней мере местныя старожилы даютъ имъ более 200 летъ, и составляютъ зимний промысель исключительно местныхъ крестьянъ, за который они принимаются по окончании полевыхь работъ. 

Прежде в этомъ районе в большомъ количестве выжигали известь, но теперь не жгутъ нигде, и самая ломка камня падаетъ сь каждымь днемь. Причина этому та, что мягкий известнякъ, шедший прежде на цоколь, на мощение тротуаровъ, на лестницы и проч., почти совсемъ вытесненъ мячковскимъ камнемь (ломки Бронницкого уезда) и подольскимь мраморомъ. Въ настоящее время изъ всехь приломовь разработка продолжается: 1) при д. Новлинской, 2) при д. Старо-Сьяново, 2) при д. Киселихе, и 4) при д. Чурилкове. Въ последнихь двухь, впрочемъ, ломка производится совсемъ въ ничтожныхъ размерахь, вь них работаетъ теперь не более какь по 3—б человека. 

Никакихь построекъ при ломкахъ не существуетъ. Камень обделывается въ томъ виде, какъ идётъ въ продажу, въ самыхъ рвахь или подъ открытымъ небомъ. Работаютъ же, какъ и прежде, только и исключительно крестьяне деревень, на земле которых находятся ломки.

Разработка проиводится въ такихъ же подземныхь галлереяхь, со входами отъ крутого склона горы, по направлению въ глубину ея почти горизонтально, какъ и вышеописанные рвы для разработки мрамора. Отличие только то, что благодаря большей толщине слоя раьрабатываемаго известняка, какъ ходы, такъ и подземный залы, въ которыхь производится ломка (собственно проломы), значительно вьше. Вследствие большей прочности наслоений они вместе съ темь и иного шире. Такъ, рвы вь Сьяновской горе, очень старые, имеютъ въ ширину до 4 аршинъ, въ вышину до 6; проломы же образуютъ большия залы, въ диаметре до 15 арш. и вышиною въ 6, причемь нигде никакихь подпорокъ, въ предупреждение обваловь, не имеется.— Внешния условия работы на описываемыхь каменоломняхь совершенно теже, что и во рвахь мраморныхъ ломокь. При варужпой температуры —6° и относительной влажности 85%, . въ проломахь, на разстоянии 370-570 арш. оть входа, температура была найдена +8, +9°, относит. влажность 92%, 93%. 

По издревле заведенному обычаю право ломки, которое имееть каждый изъ общниковь, регулируется следующимъ образомъ. Въ Новлинской все желающие ломать камень, т. е, являющиеся вь качестве хозяевъ-предпринимателей, вноситъ въ общество по 1 рублю въ годь за каждую ревизскую душу, что составляетъ 160 р., и затемь распределяютъ между собою эту сумму: кто сколько «возметъ за себя душъ», следовательно рублей арендной платы Сообразно этому числу принятыхь на себя душъ, они распределяютъ между собой места ломокъ — приломы, отчасти по взаимному соглашению, отчасти по жребию. Въ настоящее время ломкипри д. Новлинской арендуются тремя братьями Лапшиными; одинъ изъ нихъ имеетъ за собой 131 душу и держитъ 10 рабочихъ, другой – 25 душъ и держитъ 6 рабочих, третий 4 души и держитъ 3-хъ рабочихъ. – Совершенно на таких же условиях арендуетъ одинъ все приломы Н. Рахмановъ въ д. Сьяново, содержа до 25 рабочихъ.

Какъ хозяева-предприниматели, такъ и рабочие-ровщики, все местные крестьяне. Ни определенныхъ сроковъ найма, ни определенныхъ часовъ работы на приломахъ нетъ. Ровщики работаютъ сдельно, артелями в 3 — 4 человека, сегодня у одного, завтра у другаго, смотря у кого есть работа, такъ что вышепоказанное на приломахъ число рабочих выражаетъ только число ихъ въ моментъ осмотра, вообще же оно очень изменчиво. 

Производство каменоломенъ состоитъ въ обтеске цокольнаго камня и лещадей, главнымъ образомъ (лестничныхъ ступеней больше уже не делаютъ), и надгробныхъ памятниковъ въ виде гробовъ. Цокольный камень, общепринятаго размера, оплачивается по 9 и 10 р. съ сотни; лещади, плоскостью отъ 3 до 5 четвертей аршина в квадрате и толщиною отъ 2 до 5 вершковъ, оплачиваются по установившемуся разценку отъ 15к. до 1 р. за штуку. На обязанности ровщиковъ лежитъ, кроме выломки и обтёски, также и вывозка этого камня на своихъ лошадяхъ изъ рвовъ. За выломку и вывозку изъ рвовъ (после обтески другими) камней для надгробныхъ памятниковъ обыкновеннаго размера, т.е. въ 2 арш. Длины и 1 арш. ширины и толщины, плотится 2 р. 50 к.; за обтеску же такого камня и отделку его различными простыми борельефами платятъ отдельно также 2 р. 50 к. 

Вообще заработокъ рабочихъ очень редко достигаетъ 20 р., въ среднемъ же онъ равенъ 12 р. въ месяцъ, причемъ изъ этой суммы они несутъ расходъ на освещение во рвахъ и на инструменты. Освещение производится большею частью лучинами и реже сальными свечами. 

Определенныхъ часовъ суточной работы не установлено и ровщики работаютъ и отдыхаютъ въ перемежку со своимъ домашнимъ деломъ, когда и какъ выйдетъ удобнее, но вообще его безшибочно можно принять равнымъ 13 въ сутки. 

Сборникъ статистических сведений по Московской губернии. Отделъ санитарной статистики. Томъ III. Вып. VIII. Москва 1883.

Фото: Известковые ломки в 5-ти верстах от бейшлота на Волге. 1910. Сергей Михайлович Прокудин-Горский.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ —

Категория: Былое | Добавил: Владимир_Шлёнсков (08.04.2011) | Автор: Е. М. Дементьевъ
Просмотров: 1717 | Теги: Новлинское, фабрики и заводы, каменоломни, Санитарное исследование
Всего комментариев: 0  

 
 
 
 
 
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Фото Прокудина-Горского это относится к другому району ( Осташков Селигер, 6км от бейшлота — плотины находится два поселочка по  двум берегам Волги, это выше по течению чем Ржев и Старица, бейшлот слово голландское,  где там система не знаю, но описание очень точное, Селище Скакулино Большая и Малая Волга,  перед поселком Селижарово).